novgaz.com

Амиржан Косанов. Почему, озвучивая версии расстрела пограничного поста, казахстанская власть упорно игнорирует «китайский след»

Это только у нас среди бела дня может быть фактически уничтожена целая пограничная застава и в одночасье вырезаны 14 из 15 военнослужащих! Это только у нас в течение недели (!) официальные органы не в состоянии представить более-менее ясную картину произошедшей кровавой драмы!

Это только у нас все начальники от погранслужбы как ни в чем не бывало продолжают занимать свои запятнанные кровью молодых солдат и несмываемым офицерским позором теплые места! Да, это трагедия общенационального масштаба. И в то же время она — повод для большого разговора не только о причинах произошедшего, но и о поведении нашей власти до и после событий на дальней заставе «Арканкерген» («Натянувший аркан»). Аркан-то как раз оказался не натянутым перед опасностью…
Как такое могло случиться на априори охраняемом всеми возможными средствами военном объекте? Локальная и замкнутая территория под единоначалием. Жесткая воинская дисциплина. Четкое распределение обязанностей. Все это должно было присутствовать на дальней заставе. И где, в какой части отлаженного механизма произошел трагический сбой?

И главное, где гарантия, что подобное в будущем не повторится?
Ведь получается, что определенное (неопределенное?) время наша граница была открыта настежь! Сколько нелегалов за это время проникло в страну?! Что это были за люди: террористы или сборщики редких лекарственных трав? И где они сейчас?!
С самого начала власть оказалась абсолютно не готова к правдивому (и потому убедительному) разговору с взбудораженным обществом.
Все ее неуклюжие попытки оправдаться перед общественностью должны войти в учебник «Как не надо работать со СМИ в нестандартных ситуациях»! Сообщения поступали столь скупо и такие противоречивые, что казалось, что все это произошло где-то на Марсе, а не внутри страны, да еще на военном объекте, с которым должна быть постоянная связь и возможность в критической ситуации послать в Центр сигнал SOS!
Сомневаюсь, что спешно созданная специальная комиссия будет объективна. И тому есть своя причина: в нее вошли представители тех ведомств, которые как раз и должны нести ответственность за случившееся! Где институт парламентского расследования, который в какой-то мере успокоил бы общество? Почему представители СМИ не были сразу же допущены на место трагедии, как это водится в цивилизованных странах?
К тому же есть причина более высокого порядка, которая уже стала ориентиром для комиссии: на экстренном совещании в Акорде президент Назарбаев заявил буквально следующее: «Я считаю это террористическим актом. Вероятно, это произошло в результате внутренних конфликтов». Хотя не ясно, каким образом версия о теракте сочетается с «внутренними конфликтами».
Вот вам, господа прокуроры, и вектор от Верховного Главнокомандующего! И кто мне теперь докажет, что какой-нибудь следователь осмелится взять за основу отличную от президентской версию? Есть такие правдолюбы-«самоубийцы» в рядах правоохранительных органов?
Поэтому самая удобная для власти версия — это террорист-одиночка, расстрелявший пограничный пост из-за неуставных отношений. Благо подвернулся чудом (или на свою беду) оставшийся в живых пограничник Владислав Челах, которого можно объявить невменяемым и «повесить» на него это преступление. Тем более что он находится в неадекватном состоянии и не может толком объяснить, что произошло.
Однако специалисты ставят эту версию под вопрос. В частности, бывший штурмовик КНБ РК считает, что «Владислав Челах не мог справиться со всеми своими сослуживцами и егерем. Даже боец со специальной подготовкой не стал бы атаковать отряд вооруженных пограничников из 14 человек. На это не пойдет даже подготовленный специалист с солидным боевым опытом». А специалисты, имеющие боевой опыт службы в Афганистане, в интервью агентству КазТАГ сказали, что для такой операции самое подходящее время, когда солдат можно застать вместе врасплох, — это вечерняя поверка. Однако даже для такого нападения нужно несколько человек с боевым опытом, чтобы контролировать ситуацию вокруг объекта, а также оружейную комнату, выходы и подходы к месту штурма.
Другая версия — солдат расстреляли бандиты из организованной преступной группировки (ОПГ), действующей на территории Ушаральского района, которые якобы переправляли большую партию контрабандного груза через границу и вошли в конфликт с мобильным пограничным постом. Но мы-то знаем казахстанские реалии — наши ОПГ, как правило, повязаны с силовыми структурами и, как минимум, с местными властями, так что пройти пограничные посты для таких бандформирований — не проблема.
С другой стороны, если вдруг эта версия подтвердится и выяснится, что местная ОПГ действительно расстреляла погранпост, то власть должна жестко и адекватно ответить на этот вызов. Нападение на силовые структуры во всем мире всегда карается беспощадно — в противном случае власть некому будет защищать.
А вот третью версию Акорда упорно замалчивает — это вооруженный пограничный конфликт с контрабандистами из сопредельного Китая. Хотя именно она может быть наиболее вероятной. Вспомним — расстрелян мобильный пограничный пост, который как раз таки и был призван пресекать попытки незаконного сбора редких лекарственных трав гражданами КНР на территории Казахстана. Налицо — мотив преступления.
Озвучивать эту версию наши бастыки, судя по всему, боятся как черт ладана: вдруг придется писать ноты протеста, требовать объяснений и выдачи преступников от китайской стороны, а если она откажется это делать, то обращаться за помощью к мировому сообществу в ООН. Словом, идти на обострение двухсторонних казахстанско-китайских отношений, да к тому же во время визита в Поднебесную нашего елбасы. Кто из высокопоставленных казахстанских чиновников возьмет на себя такой риск? Вот и торопится министр внутренних дел Казахстана свести эту трагедию к внутреннему конфликту: «Я так думаю, что версия о том, что это было связано с внутренним вопросом, это, видимо, подтвердится», — предположил он.
Была еще версия бывшего пограничника, полковника КНБ в отставке Арата Нарманбетова, озвученная нашим автором Аркадием Дубновым в газете «Московские новости». Он высказал осторожное предположение, что нападавшими могли быть уйгурские экстремисты. Арат Нарманбетов, знающий хорошо этот район, говорит, что «попасть в труднопроходимые горные места вблизи китайской границы без особого разрешения чрезвычайно трудно». По его мнению, это могли сделать только хорошо подготовленные боевики, разрабатывавшие план нападения не один день. «Настораживает в этой связи убийство егеря, он мог помешать планам террористов», — считает полковник. Но, на мой взгляд, эта версия маловероятна — у них нет ярко выраженного мотива, может быть только размытый — обострить отношения Казахстана и Китая накануне саммита ШОС. И опять же, если это так, то эту версию озвучил лишь Нарманбетов, а официальные лица ее даже не рассматривали. Причины — см. версию №3.
Есть опасность, что судьба 15-ти молодых пограничников может стать разменной монетой во взаимоотношениях 17-миллионного Казахстана с соседним 1,5-миллиардным Китаем.
Слишком уж мы за эти годы интегрировались в Поднебесную. И экономика, включая нефтяную отрасль, завязана на ней, вплоть до владения китайскими компаниями нефтяными скважинами на территории Казахстана. Берем у нее кабальные многомиллиардные кредиты, хотя есть свои 80-миллиардные запасы в Нацфонде и золотовалютном резерве. И геополитически мы связаны единой пуповиной обязательств в ШОС. Кроме того, в высших эшелонах казахстанской власти у КНР есть свое могущественное лобби: вспомним хотя бы про миллион гектаров нашей орошаемой земли, которую оно хотело сдать в аренду могущественному соседу на 99 лет.
Да и транснациональная коррупция, кажется, благополучно преодолевает заоблачные вершины Алатау, плавно (и очень выгодно для наших продажных чинуш) превращая юани в доллары.
Поэтому и боится наша власть, исповедующая страусиную позицию, даже всуе упомянуть причастность к трагедии этого «азиатского тигра», который может сильно покусать.

[B]КазТАГ [/B]
[B]тем временем[/B]

[B]Убийство пограничников на заставе «Арканкерген» совершено с целью дискредитации правоохранительных органов[/B]

«Вспомните теракты в городах Казахстана – это взрыв безоболочного устройства в районе мусорных баков в Таразе, это действия одиночки, но очень высокопрофессионально подготовленного. Сейчас мы видим действия высокопрофессиональной группы бандитов на территории нашего пограничного поста. С угрожающей частотой нарастают попытки нападения на правоохранительные органы и попытки дискредитировать их готовность к парированию тех угроз, которые надвигаются на Казахстан и Центральную Азию», — сказал директор Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Булат Султанов на 10-й ежегодной алма-атинской конференции «Актуальные вопросы безопасности в Центральной Азии» в среду.
По мнению Б.Султанова, помимо попытки дискредитации правоохранительных органов наблюдается еще одна тенденция.
«Все эти случаи (теракты и убийство пограничников — КазТАГ) или социальные конфликты происходят или на объектах с китайским участием, или на путях трубопровода в Китай, или на территориях, непосредственно примыкающих к Китаю. Если мы посмотрим активизацию религиозных группировок, в том числе салафитов, а они происходят из Саудовской Аравии, то мы можем очень четко сказать, что активизировались политические силы в Саудовской Аравии, которые препятствуют сотрудничеству Казахстана с Китаем», — отметил он.
Кроме того, по мнению Б.Султанова, в угрожающем Казахстану «управляемом хаосе» также играют роль интересы Китая.
«Мы наблюдали ситуацию в Тунисе, потом она плавно перешла в Египет, сейчас она переходит в Сирию. Дальше пойдет Иран. Если каток дестабилизации пойдет на Центральную Азию, то я думаю, что он пойдет в первую очередь на Туркменистан, потом уже на Узбекистан, на Казахстан и упрется в китайскую границу, потому что основным соперником США сейчас является Китайская Народная Республика», — сказал он.

источник

Реклама