Владислав Челах                     Серик Сарсенов                       Тулеген Берликожанов

фото 1 2 3

«Дело Челаха»: пограничник отказался от признательных показаний
История о событиях на «Арканкергене» из уст подсудимого Челаха:

Это его слова, я просто их передаю. Все несение службы и охраны государственной границы заключалось в заготовке дров. Еще он рассказал, что числа 12 мая с ближайшей заставы, вроде с «Сары-Боктера», прибыл наряд, который якобы перепутал направление и пришел на «Арканкерген». Дальше этот наряд почти неделю пьянствовал на «Аркане» с контрактниками и командирами. Затем на два дня формально сходили на границу, якобы несли дозор, вернулись, а «заблудившийся» наряд отправился докладывать своему непосредственному начальству, что они неделю якобы сидели в засаде, выискивали государственных преступников. Такой вот эпизод он рассказал. 

Полчаса назад адвокаты Влада Челаха вышли из СИЗО КНБ в Талдыкоргане, где у них состоялась первая беседа с подзащитным. Комментарий Серика Сарсенова для нашего сайта.

Отказ от государственного защитника был предсказуем. Отказ от признательных показаний, которые были получены «под давлением», стал совершенной неожиданностью для многих – и в первую очередь, очевидно, для следователей. Однако пойти на такой шаг после первого же свидания с «общественными адвокатами» Влад мог лишь после убедительных аргументов. То есть защитники Челаха доказали 19-летнему парню, прошедшему «огонь, воду и медные трубы» следствия и обвинения по-казахстански, что он вправе рассчитывать на справедливость в этой стране. Вправе доказывать свою невиновность.

Хотя не стоит забывать о том, что, если вина Челаха будет доказана на сто процентов, адвокаты Влада примут это как должное. Пока же получается, что и у оставшегося в живых пограничника, и у его защиты есть веские основания «положить на лопатки» официальную версию, сшитую из огромного количества нестыковок, о которых мы неоднократно писали.

Таким образом, пограничнику предстоит еще раз пройти «все круги ада» акординского расследования самого нашумевшего дела в Казахстане в этом году. Но теперь уже с теми адвокатами, которых предоставили Общественный комитет по защите солдата и Бюро по правам человека. Напомним, сегодня Влада отстаивает дуэт сильнейших – Сарсенов-Берликожанов.

Меж тем ближе к концу недели на погранпосту «Арканкерген», где сегодня несет службу «новая порция» солдат, установят памятную плиту погибшим в конце мая пограничникам. Трое из них до сих пор не опознаны. Сегодня же нам стало известно, что организаторы поминального мероприятия намеревались привезти на встречу с родными погибших Влада Челаха и следователя, ведущего его дело. Кроме того, на границу должны были доставить представителей средств массовой информации из тех, кто «первым дает эксклюзивные подробности из первых уст». Остальным вход на погранпост был заказан. Сегодня же стало известно, что в горы поднимутся только родные и близкие.

Чего по-прежнему боится официальное следствие, не допуская независимых журналистов на место трагедии? Того, что мы окажемся более прозорливыми, не такими близорукими, как те, кто подает информацию так, как это нужно власти? Возможно, так и есть, возможно, именно поэтому «избранные» СМИ не показали внутреннего убранства охотничьего домика, в котором жил и работал егерь Руслан Ким, но главное – даже мельком не показали строения под синей крышей, стоящего чуть поодаль и, судя по карте, ниже поста «Арканкерген». Полагаем, это здание отнюдь не продовольственный склад, принадлежащий посту. Если же вам есть чем опровергнуть наши сомнения, напомним, что сегодня группа журналистов выезжает в Ушарал для того, чтобы встретиться с родственниками погибших и, возможно, впервые побывать на посту «Арканкерген».

Дополнение: первый комментарий адвоката после встречи с подзащитным

Серик Камбарович, каковы ваши первые впечатления, как состояние Челаха, как он воспринял новость о том, что у него есть не бесплатные адвокаты?

– Начну с того, что он действительно отказался от государственного защитника и от своих признательных в кавычках показаниях. Эти показания по его словам были получены при помощи психологического давления со стороны следствия. По международным законам, психологическое давление приравнивается к пыткам. Влад говорит, что его не били, но давили психологически, были запугивания, в том числе, что его изнасиловать могут и так далее. Поэтому он решил не испытывать судьбу и на тот момент признаться. Я считаю, что он правильно поступил.

Что было на «Арканкергене» на самом деле, Челах рассказал?

– По его словам, на 90 процентов было все то, что он изложил в своих показаниях в качестве подозреваемого. То есть, когда были первые его показания, когда он рассказывал, как это было, как он убежал. Там есть мелкие детали, он говорит, что их уточним позже.

 В смысле, что за первые показания?

–  Те самые, которые он давал, когда его задержали, и тогда он заявил, что была стрельба, он испугался, побежал, об этом ему кореец сказал егерь. Я, говорит, убежал, а как там дальше было, не знаю уже. Когда вернулся, все уже мертвые лежали. Забрал фотоаппарат, деньги лежали и ушел. Затем наряд его обнаружил, он сдался и его доставили «куда надо».

 Что теперь вы намерены делать?

– Теперь надо собирать всю необходимую информацию, уточнять, анализировать ее, заявлять соответствующие ходатайства на собирание доказательств невиновности и все. Дальше уже писать и требовать прекращения… хотя, естественно, никто не прекратит расследования и преследования Челаха. Поэтому в любом случае все будет решать суд – виновен он или невиновен. Наша задача, раз он так заявил, то доказывать его невиновность.

 Как часто вы намерены встречаться с Челахом, дадут ли вам такую возможность следователи?

–  Сегодня мы с ним четыре часа разговаривали, все, что мне лично было необходимо услышать, я услышал и выяснил. Второй адвокат, господин Берликожанов сделал тоже самое. Поэтому после того, как мы ознакомимся со всеми документами, с которыми мы имеем право ознакомиться по делу, после этого мы к Владу приедем снова. Может, это будет через 3 – 4 дня, может, через неделю. Теперь же мяч на стороне следователя, как только он нам предоставит все необходимые нам материалы, так быстро мы с ними и сможем поработать.

 Серик Камбарович, по словам Челаха на него психологически давили, выбивали так сказать признание, вы не исключаете, что после его отказа на него будет оказано еще большее психологическое давление или применят те угрозы, о которых говорилось выше?

– Исключаю этот вариант полностью. Когда дело находится под таким мощным общественным контролем, чтобы они шли на нарушение закона, прямое давление на него оказывать или еще что-то – это исключено. Хотя и на этот случай мы его тоже проинструктировали, так что Владислав Челах сегодня подкован в этом отношении, как себя вести и что предпринимать.

 Данные по экспертизам вам дали на руки или нет?

– Следователь заявил, что есть законный трехдневный срок. Поэтому, как только он получит эти документы, так сразу и нас с ними ознакомит.    

 В целом как вы оцениваете состояние вашего подзащитного?

– Считаю нормально все. Он не подавлен, не угнетен, воспрял духом после общения с нами. Перед уходом сказал, что у него надежда появилась и вера на то, что это дело будет завершено по закону, и настоящие виновные будут найдены и наказаны. Говорит, что очень надеется на нас.

 Серик Камбарович, вы же неоднократно сталкивались с такими ситуациями, когда истинные преступники спустя какое-то время отказываются от своих первоначальных показаний, чтобы избежать наказания. Можно ли предположить, что 19-летний парень, с которым вы сегодня встречались не жертва обстоятельств, а расчетливый преступник?

– Давайте я это оставлю без комментариев, я все-таки защитник. Строить предположения в отношении Влада Челаха я не собираюсь.

 Какие-то еще есть подробности, которыми можно поделиться? 

– Да, мы с ним разговаривали, спрашиваем, что вы там 18 дней делали, чем занимались, в чем заключалось несение службы? Говорит, что собирали дрова, пилили и складывали их на зиму, вот и вся служба. Чтобы зимой растапливать их, так сказать, «конуру» и кухню.

 В смысле зимой, это же временный, летний пост, зимой там никаких пограничников не было?

– Это его слова, я просто их передаю. Все несение службы и охраны государственной границы заключалось в заготовке дров. Еще он рассказал, что числа 12 мая с ближайшей заставы, вроде с «Сары-Боктера», прибыл наряд, который якобы перепутал направление и пришел на «Арканкерген». Дальше этот наряд почти неделю пьянствовал на «Аркане» с контрактниками и командирами. Затем на два дня формально сходили на границу, якобы несли дозор, вернулись, а «заблудившийся» наряд отправился докладывать своему непосредственному начальству, что они неделю якобы сидели в засаде, выискивали государственных преступников. Такой вот эпизод он рассказал. 

Сергей Тонких

источник гульжан.орг

Реклама