фото (с) Гаухар Ильясова, мама Жаната Ильясова (кликабельно)

— cледствие продлится на месяц

— Влад Челах обратится к генеральному прокурору с жалобой оказания на него давления

— Тулеген Берликожанов встретится с ним завтра

— против Алексея Фомина возбуждено уголовное дело

— Серик Сарсенов ознакомился с негативными моментами следствия (интервью)

— адвокаты подтвердили, что Челах знает  людей, оказавших на него давление, в лицо.

Следствие по делу об убийстве на погранзаставе «Арканкерген» продлили еще на месяц. Об этом корреспонденту Zakon.kz сообщил юрист, правозащитник, координатор штаба по защите рядового Влада Челаха, Василий Резван.

Да, мы подтверждаем, что следствие по этому делу продлили еще на месяц. 30-го июля закончился срок, установленный судом для данного дела. Это право следствия — продлевать сроки. Видимо, это связано с отказом от признательных показаний Влада

— сказал правозащитник.

По словам юриста, завтра адвокат Тулеген Берликожанов поедет к Владу Челаху.

«Он будет знакомиться с оставшимися экспертизами. Всего их 15, с одной нас уже ознакомили. По нашему мнению, все экспертизы нужно проводить заново. Кроме того, мы будем требовать ответа на вопрос — где начальник погранзаставы Фомин? Живой ли он?», — заявил в ходе телефонного разговора Василий Резван.

Ранее сообщалось, что в отношении начальника пограничной заставы «Сары-Боктер» Фомина Алексея Викторовича было возбуждено уголовное дело. А.Фомин обвиняется в умышленном сокрытии в период с 28 по 30 мая текущего года отсутствия связи с пограничным постом «Арканкерген» и в непринятии мер по установлению причин утери связи и ее восстановлению.

zakon.kz

——————————

Влад Челах хочет обратиться к Генеральному прокурору РК с заявлением по поводу оказания на него давления со стороны следствия. Об этом корреспонденту Zakon.kz сообщил юрист, правозащитник, координатор штаба по защите рядового Влада Челаха, Василий Резван.

По его словам, Влад — источник этой информации, поэтому он имеет полно право написать заявление в Генеральную прокуратуру.

«Он заявил адвокатам, что на него оказывалось давление, он отказался от своих признательных показаний. Мы только можем его поддержать, ведь адвокаты — это его помощники», — сказал В.Резван.

По информации правозащитника, завтра адвокат обвиняемого Тулеген Берликожанов встретится с Владом Челахом. На этой встрече и будет решаться вопрос подачи заявления в Генпрокуратуру РК.

«Ему, безусловно, нужна помощь адвоката. На видео, которое предоставила Генпрокуратура, он говорит таким юридическим языком, которым 19-летние мальчишки в Караганде не владеют. Там ему диктовали все. Конечно, ему сейчас нужна юридическая помощь», — отметил Василий Резван.

«Сегодня-завтра он заявление подаст на имя генерального прокурора о том, что к нему применялись пытки. Он же говорил о том, что его заставляли признаться, пугали, в результате чего он себя оговорил», — рассказал адвокат Серик Сарсенов агентству КазТАГ по телефону во вторник.

Как уточнил адвокат, В.Челах в своем заявлении просит генпрокурора разобраться в этой ситуации и принять соответствующие меры. Между тем С. Сарсенов сообщил, что он ознакомился с некоторыми материалами уголовного дела, однако разглашать что-либо адвокат отказался.

«С документами я ознакомился вчера. Но с меня взяли подписку о неразглашении», — пояснил он.

zakon.kz

———————————

интервью в Сериком Сарсеновым

Накануне Серик Сарсенов (на фото)  впервые ознакомился с материалами, собранными следствием. Сегодня он по понятным причинам смог лишь частично ответить на вопросы «j». Выяснилось, что по «делу Челаха» проведено множество экспертиз, следователь Самат Сырлыбаев, по словам адвоката, подмечает малейшие детали, сам Влад написал заявление о применении к нему пыток на имя генерального прокурора РК, а в деле появились документы с грифом «секретно». Акорде осталось объявить самый скандальный процесс этого года закрытым, с чем совершенно не согласна общественность и редакция медиасайта «j».

Перелом в деле о кровавой бойне на погранпосту «Арканкерген» в конце минувшего мая наступил. Это очевидно. Влад Челах, по словам адвоката, отказался от признательных показаний, заявил о пытках, настаивает на том, что на место, где он служил, было совершено нападение. К сожалению, даже малейших предположений о том, кто вырезал пост, сжег улики, убил егеря, Сарсенов озвучить не смог. Теперь он находится под подпиской о неразглашении тайн следствия. Впрочем, кое-что из беседы корреспондента «j» с адвокатом единственного выжившего пограничника выяснить все же удалось.  Говорит Серик Сарсенов, адвокат Владислава Челаха.

– Не могу рассказывать, что по делу и как, чтобы не привлекли к уголовной ответственности и не отстранили от дела. Но я написал, что коль скоро они берут у меня подписку, однако о любых нарушениях законности и прав моего подзащитного я, естественно, буду говорить. Это не является разглашением тайны следствия.

Серик Камбарович, а это обычная процедура или она имеет место в редких случаях?

– У меня за всю практику – работаю уже 21 год – это второй раз. Первый – тоже брали подобную подписку по одному из громких дел, которым я занимался. То ли это было дело Сарсенбаева, то ли Калиева. Помню, еще на пресс-конференции выступал и говорил о том, что им, то есть следователям, не удастся заткнуть мне рот, если будут происходить нарушения законности. Так что это второй раз за мою профессиональную карьеру.

Но, в принципе, вчера я знакомился с экспертизами, которые были назначены и были проведены по делу. Не вдаваясь в подробности и не разглашая, скажу, что очень много там интересных моментов.

То есть вы даже не можете сказать, какие экспертизы были проведены: баллистическая, трасологическая, не говоря о психиатрической, результаты которой уже огласил заместитель главного военного прокурора Тлеу Жангарашев?

– Исходя из обстоятельств, уже можете понять, какие именно исследования были сделаны. Могу лишь добавить, что экспертиз было проведено множество. Действительно, по судебно-медицинской – тайны никакой уже нет. Об этом можно смело говорить. Серия геномных экспертиз была сдана уже давно, и результаты есть на руках у родственников.

А известно ли что-то по трем неопознанным телам или останкам? Что там вообще было фрагменты тел или пепел с места событий?

– Здесь, как и писалось в прессе, в том числе и на вашем медиасайте – все, что было необходимо, направлено за границу, все ждут результатов. Следствие активно работает, пытается не упустить ни одного момента. В принципе, это правильно. Я сделал вывод для себя, что там думают головой, реагируют на все публикации, особенно на острые.

Давайте вернемся к экспертизам, которые я уже изучил. Но ходатайств не стал заявлять по некоторым моментам – для себя просто записал. Почему? Потому что, если сейчас «обнажить» эти моменты, акцентировать на них внимание… может быть, я предоставлю возможность что-то «подогнать», если у них будут нестыковки, а они есть и немало. Это тактика и практика обычная.

Вот оно как, чтобы затем в суде в нужный момент вытащить козыри из рукава…

– Совершенно верно. Потому что некоторые выводы экспертиз в пользу Челаха. Но вчера даже просто мы со следователем полемизировали на эту тему, он толкует результаты по-своему. Я ему указываю на логический подход, получается иная картина. И опять же говорю следователю о нарушении закона, потому что если есть неопределенный вывод, то он в пользу Челаха однозначно.

Кроме того, вчера мой подзащитный стал писать заявление по поводу применения пыток. Прокуратура, к чести, правильную оценку дала. Согласно закону и международным пактам, психологическое давление, которое оказывалось на Челаха, попадает под определение «пыток». Необязательно это должно быть физическое воздействие на человека.

Так вот, вчера был задан вопрос: «Вы будете писать заявление о применении к вам пыток?» Хотя в этом вопросе не требуется заявления, это не преступление частно-публичного или частного характера, и если прозвучало «давление на подозреваемого» – они обязаны были без заявления начать проверку, подтвердить или опровергнуть такой факт.

Словом, вчера Влад спросил совета – писать или нет, я ему сказал, что надо, помог сформулировать этот документ. Теперь, сегодня или завтра, через руководство следственного изолятора заявление будет передано на имя генерального прокурора.

Серик Камбарович, в этом деле есть еще один ключевой фигурант – это начальник погранзаставы «Сары-Боктер» Алексей Фомин. Верно ли, что его сегодня некому защищать? Быть может, вам и его взять под свою адвокатскую опеку? 

– С материалами по Фомину меня никто не знакомил, но из достоверных источников я слышал, что его привлекают к уголовной ответственности, я считаю, что с юридической точки зрения это обоснованно. Потому что преступление было совершено в ночь с 27 на 28 мая. А следующие трое суток в погранотряде никто не знал о том, что там произошло. В этом есть вина Фомина, который прикрывал своего друга – это уже моя оценка – видимо, Фомин фальсифицировал документацию. У них же все очень жестко на границе регистрируется, им положено выходить на связь каждые четыре часа, докладывать об обстановке. Вот и вопрос, почему о происшествии узнали только первого или второго июня? Вот за это, насколько мне известно, Фомина и привлекают.

Давайте, Серик Камбарович, не будем вдаваться в подробности, чтобы не сочли все это за разглашение тайны следствия.

– Нет, не переживайте, об этом мы можем спокойно говорить, потому что этот фигурант не касается моего подзащитного.

Как вы считаете, вчера появилось предположение о том, что суд по делу о трагедии на «Арканкергене» объявят закрытым? Тут и с вас, как оказалось, подписку взяли о неразглашении.

– Честно говоря, никаких юридических оснований для закрытого судебного разбирательства нет. Хотя вчера же мне дали уведомление о том, что в материалах дела имеются некоторые документы с грифом «секретно», в связи с этим мне необходимо предоставить следователям специальный допуск. Сегодня буду обращаться за этим необходимым документом.

Что там за секреты? Даже логически можно предположить, что там за документы такие будут. Откройте закон о госсекретах. Видимо, в этих материалах будут сведения, связанные с режимом охраны границы, с количеством оружия на заставах, с дислокацией воинских подразделений и так далее.

Естественно, чуть позже я буду смотреть на соответствие этих материалов закону о госсекретах – если будут нестыковки, тогда буду требовать снятия грифа секретности.

А по заседанию можно сказать или предположить так: на одном из них можно рассмотреть все, что связано с гостайнами, а остальные проводить в открытом режиме. Таково мое мнение.

Понять, отчего следствие решилось и сделало такой шаг, можно. Слишком много шума и ненужных Акорде домыслов и версий породил «Арканкерген». Власти изначально не удалось развернуть в нужную сторону реку народного негодования. Все, на что хватило креатива и удали сотрудников погранслужбы, КНБ, других органов, так это шлифовать, перекраивать официальные данные по публикациям в независимой прессе.

Стоит отметить, что накануне в Ушарале допуск на «Арканкерген» не получили даже проверенные средства массовой информации. Те, через кого намеренно распространялись «признательные показания» Влада Челаха. Истинные рупоры Акорды «Хабар», «Ел-Арна», «Казахстан» и иже с ними так и вовсе обошли  вниманием встречу родственников погибших и неопознанных солдат с руководством погранслужбы, что уже наводит на некоторые мысли.

Меж тем внимание общественности и мировых массмедиа к «делу Челаха» не ослабевает. Со дня трагедии прошло уже около двух месяцев, но осталось слишком много вопросов к елбасы, назвавшему произошедшее терактом, к и. о. директора ПС КНБ РК Стамбекову, военному прокурору Жангарашеву, его подчиненному, ведущему дело Сырлыбаеву.Господин верховный главнокомандующий и ваши подчиненные, считайте это официальным обращением редакции медиасайта «j» и стоящей за нами общественности.

  1. Назовите точную дату трагедии на «Арканкергене»?
  2. Укажите нынешнюю официальную рабочую версию случившегося на погранпосту? Что это было теракт, внутренние разборки, VIP-охота, завершившаяся кровавой бойней, нападение извне?
  3. Обнародуйте первые показания Владислава Челаха. Сохранились ли они?
  4. Какие именно экспертизы были проведены по «делу Челаха»? Когда точно будет готово геномное исследование берлинских экспертов?
  5. Выполните ли вы свое обещание о том, что суд по этому делу будет открытым?

Пока это первые вопросы, ответы на которые по закону мы ждем десять рабочих дней. В противном случае оставляем за собой право дальнейшего независимого «вмешательства» в официальное расследование.

Сергей Тонких

guljan.org

———————

«…Они перед тем, как оказывать давление, не представлялись, и не показывали документы. Он их только в лицо знает. Там же работала группа: оперативники, следователи. Следователи опрашивали письменно, а оперативники беседовали. Их там много было, а Влад их поименно не знает. Мы будем подавать ходатайство руководителю следственной группы либо военному прокурору, чтобы они представили всех тех, кто с ним разговаривал. Но я не убежден, что они представят этих людей на опознание», — рассказал второй адвокат Челаха, Серик Сарсенов.

«…Мы будем требовать возбуждения уголовного дела в отношении лиц, оказывавших давление на Влада», — добавил адвокат Толеген Берликожанов.

kursiv.kz

———————-

Реклама