Василий Резван скриншот

— вывод В. Резвана: Пограничников и егеря на погранпосту пытали перед смертью

—  защитники намерены провести пресс-конференцию и потребовать привлечения к уголовной ответственности по делу Челаха начальника погранзаставы «Сары-Боктер» Алексея Фомина

— защитники намерены доказать невиновность Челаха

— когда же сгорела застава

от 08.08.2012.

Пограничников и егеря на погранпосту пытали перед смертью. Такой вывод сделал сегодня юрист Василий Резван.

Косвенные подтверждения этой версии озвучивались и ранее, когда просочились сведения о том, что егерь Ким был весь в синяках, с раздробленной ногой, а в затылке зияла дыра от так называемого контрольного выстрела. По идее, столь серьезную информацию отечественные «шерлоки холмсы» должны были подтвердить или опровергнуть, ну или как минимум взять за основу в дальнейшем расследовании. Однако, судя по всему, пинкертоны отрабатывают единственно возможное для них направление «Челах виновен», избрав при этом весьма жестокие методы. Руководитель штаба по защите рядового Василий Резван не стеснялся в выражениях и сравнениях.    

– Мы еще при первичном ознакомлении с материалами дела узнали о том, что на месте преступления была найдена монтировка. На оставшихся телах – тут, видимо, имелись в виду тела рядового Аганаса и егеря Кима – имеются гематомы, соответствующие этой монтировке. Таково было предварительное заключение специалистов. На вопрос об использовании монтировки рядовой Челах отвечал отрицательно с самого начала. Монтировку он не признал, сказал, что не использовал; да и логически посудить, если на то пошло, зачем ему монтировка, когда у него в руках столько автоматов. АКС, наверное, пострашнее монтировки будет, там есть приклад, штык-нож и так далее.

 

То есть речь идет о садизме. Но если так, то может ли Влад Челах, признанный вменяемым, быть садистом? Что говорят специалисты на этот счет?

 

– Мы знаем, что на Нюрнбергском процессе видели вменяемых садистов, которых в итоге осудили. Но насколько это были отморозки? Они имели колоссальный опыт концентрационных лагерей, они имели идеологию особую, они опирались на геббельсовские учения, имели глубокие познания – как теоретические, так и практические. У нашего рядового Челаха я лично этого не наблюдаю. Даже у Брейвика, на которого многие ссылаются и приводят в пример, была целая наука. Он готовился к своему преступлению идеологически. А здесь… вдруг вспышка?! В таких делах вспышек не бывает. Даже у фашистов, еще раз отмечу, был огромный опыт. В «деле Челаха» у кого мог быть опыт, так это у бандитов, совершивших это, и объем преступления соответствует группе лиц, никак не одному. Даже если это был Фомин, то даже для него объем работы большой.

Алексей Фомин – начальник заставы «Сары-Боктер», того форпоста, которому напрямую подчинялся весь личный состав «Арканкергена». Капитан также взят под стражу и охраняется гораздо активнее своего экс-служащего рядового Челаха. Если с Владом, по словам Резвана, сегодня идет энергичный торг «показания в обмен на свидание с матерью», то о капитане следователи молчат как красные партизаны. Ни слова, кроме того, что он задержан и ему предъявлены некие обвинения. Наверняка к Фомину приставлен государственный, то есть бесплатный барристер, но его имя – тайна за семью печатями, в то время как весь мир узнал даже ник солдата в социальных сетях. Штаб под руководством Василия Резвана намерен добиться от следователей встречи с капитаном, знающим о трагедии на «Арканкергене», пожалуй, даже больше, чем те, кто там служил.

– По поводу издевательств и пыток будем отдельно ставить вопросы перед экспертами. Штаб принял такое решение. Кроме того, будем готовить и добиваться проведения очной ставки с Алексеем Фоминым, начальником заставы «Сары-Боктер», в чьем непосредственном подчинении находился «Арканкерген». Потому что именно Фомин обучен всем военно-прикладным искусствам. Кроме того, он является представителем государства, то есть этот участок границы находился под его печатью. Все, что проходит через границу официально или неофициально, поймано или нет, VIPы или не VIPы – все идет через его печать. Его необходимо по всей форме допросить. У защиты к нему очень много вопросов. Может быть, вопросы будут и у общества. Ведь первыми инициативу взяли на себя представители следствия, власть, которые бросили вызов обществу – «давайте обсуждать». Мы все готовы к этому. Так бы все «молчали в тряпочку» до предъявления обвинений, но они же сами начали. А у нас в Конституции заложены равные права, значит, и у защиты должны быть равные с ними возможности, значит, адвокаты также имеют право публиковать свои версии и вопросы.

Сергей Тонких

гульжан.орг

———————————

от 07.08.2012.

Все нити ЧП на «Арканкергене» ведут к Алексею Фомину, непосредственному начальнику 11 погибших, 3 неопознанных, одного живого пограничника и егеря. Этого «капитана», возглавлявшего заставу «Сары-Боктер», сегодня охраняют тщательнее самого Челаха. Допуска к нему не имеют даже приближенные к официальному следствию. Вход в СИЗО Талдыкоргана заказан и матери Влада. Самат Сырлыбаев наложил табу на весь процесс до его завершения. Новые подробности авторам «j» пришлось выуживать окольными путями.

«Капитан» Алексей Юрьевич Фомин – начальник погранзаставы «Сары-Боктер». Это под его непосредственным руководством карьеру пограничников начинали бойцы «Арканкергена». Под его началом они отправлялись на подответственный временный пост. Ему капитан Кереев каждые четыре часа докладывал оперативную обстановку. Он по долгу службы знал обо всех малейших передвижениях на вверенном участке первого рубежа родины.

Сегодня выяснилось, что Алексей Фомин вполне мог невооруженным взглядом видеть и черный дым от пожара на «Арканкергене», ну а в бинокль так и вовсе рассмотреть, что происходит в «филиале» «Сары-Боктера». Расстояние между пунктом «А», где были подчиненные капитана, и пунктом «Б», где находился он сам, всего-то 25 километров.

Хуже или лучше другое: и Фомин, и Кереев учились в специализированной академии. В результате погранвойска получают последователей Карацупы, обремененных специфическими навыками, как, например, владение холодным и огнестрельным видами оружия как отечественного, так и зарубежного производства, диверсионными и  антидиверсионными приемами и методиками, умение обращаться с лошадьми, служебными собаками. Словом, уж кто и мог хладнокровно разобраться с группой молодых солдат, так это их непосредственный руководитель.

….

Следователи: Всех убедим в виновности Челаха!

 Откровенного информголода, впрочем, не испытывают адвокаты. Хотя и у них в «деле Челаха» наступила осень с авитаминозом, пока следствие не проверит допуски к секретным файлам. Так, один из защитников Тулеген Берликожанов намедни успел ознакомиться с серией материалов. Об этом рассказал руководитель штаба по защите рядового Василий Резван.

– Следствие начало как бы воздействовать на адвоката. Говорят, вы, когда ознакомитесь со всеми материалами дела, вы тогда поверите, что это он совершил. Нам то же самое говорили и 5 июня, и 14 июня, что вы, когда увидите его чистосердечное признание… Ну, увидели и только в обратном убедились, что это не он сделал. Психологи даже сказали, что как артист по сценарию выступает, наигранно, заучено все. А как его заставили деньгами, силой, угрозами, неизвестно.

 Василий Александрович, может, вам известно больше, чем нам, об Алексее Фомине?

– Тишина. Хотя, конечно, это главный свидетель, и мы будем заявлять ходатайство об очных ставках с ним. Кроме того, он подозреваемый, на него возбудили уголовное дело. Радиопереговоры представляют большой интерес, между сезонным постом «Арканкерген» и основной заставой «Сары-Боктер». Эти сведения дублируются во многих журналах, вот они-то и скрыты под грифом секретно. Теперь вот и Берликожанову начали подтверждать допуск, якобы он заканчивается.

 Вчера появилась информация, что первый вертолет прибыл на «Арканкерген» 30 мая в 15.40, и казарма еще горела.

– Да, я тоже обратил на это внимание. Не могла застава гореть двое суток. Видимо, она была подожжена ближе к тому времени, когда подлетел вертолет. Что-то там не сходится. Это же граница, на которой, кроме пограничников, есть глаза и уши местных жителей. Двое суток пост не мог просто так гореть. Кроме того, надо проверять вертолет этот, опрашивать пилотов, поднимать журналы полетов. Один, допускаю, можно журнал подделать, но остальные-то не подделаешь. Все же станет очевидно.

Что касается свидания Влада с матерью: ну раз он просит, надо дать ему это свидание. Это его право, и в Конституции оно есть, и везде.

Однако вернемся к загадочному начальнику заставы и еще раз вспомним постановление военного прокурора Талдыкоргана, полковника юстиции Секенова Д. А. Если о руководителе «Сары-Боктера» ничего не известно, то полковник юстиции в официальном документе, копия которого находится в распоряжении редакции медиасайта «j», поведал немало.

Когда сгорела застава?

Сегодня, еще раз проанализировав обрывки информации, поступающие в те дни из разных источников, можно сделать вывод: заставу сожгли в ночь с 29 на 30 мая. А вот убили пограничников и егеря, судя по всему, двумя днями ранее. Ведь изначально источники «j» сообщили о том, что «тело егеря пролежало как минимум два-три дня», определить дату смерти по сожженным останкам практически невозможно.

Итак, накануне в прессе появилось интервью с командиром отдельной авиационной эскадрильи подполковником Ерболатом Смагуловым. 30 мая, получив приказ, он направил на «Арканкерген» первый пограничный борт.

– Как только в 15.02 мне поступил приказ направить вертолет на тот пост, минут через 40 мы уже там были. На борту находились представители Ушаральского пограничного отряда и военной полиции. В первые минуты вообще непонятно было, что происходит. Огонь, треск, дым… И ощущение было такое, что только-только здесь закончился самый что ни на есть настоящий бой…

Вот что на этот счет пишет в своем официальном отчете подполковник Секенов.

«30 мая 2012 года в 16.10 часов от начальника 3-го отдела военной полиции подполковника Кожаханова М. поступило сообщение о том, что на пограничной зоне «Сары-Боктер» воинской части 2484, дислоцированной в Алакольском районе Алматинской области, сгорел временный пост «Арканкерген», где обнаружены останки обугленных человеческих трупов и труп местного егеря охотничьего хозяйства с огнестрельным ранением в голову. Рядом обнаружены также собранные в кучу и сожженные автоматы в количестве 12 единиц, канистра с бензином.

С указанного поста последний доклад об обстановке на посту по дальней связи был осуществлен около 02.00 часов ночи с 29 на 30 мая 2012 года, согласно установленному распорядку следующий выход на доклад должен был осуществляться в 06.00 часов утра 30.05.2012 года».

После невыхода на связь Алексей Фомин отправляет на пост двух связистов, которые обнаружили… «обугленные останки, автоматы АКС в количестве 12 единиц, канистру с бензином». Во сколько прибыли связисты, как и когда передали сообщение, пытались ли самостоятельно потушить пожар? Об этом военный прокурор Секенов не пишет ни слова. Что это за два связиста, о которых также молчат представители следствия? Не они ли «померещились» жителям поселка Коныр, когда ночью спустились с гор с замотанными лицами и просили поесть?

Вряд ли, поскольку не могли солдаты проскочить мимо заставы «Сары-Боктер». Впрочем, если верить словам Влада Челаха, сказанным адвокатам, несколько контрактников числа 12 мая там якобы заблудились и затем пили «горькую» с коллегами по службе. Стоит напомнить, что от поста до заставы по прямой всего лишь 25 километров, то есть часов 6-7 ходьбы пешком, или меньше, если на лошадях. Таким образом, уже в час дня Алексей Фомин заслушивал доклад, передавал его по инстанции выше. Или за него это сделали другие, те, кто сообразил, что пост не выходит на связь, те, кто отправил вертолет? Вопросов стало еще больше.

Cергей Тонких

guljan.org

——————————-

по теме

когда сгорела застава аналитика с megapolis.kz

Реклама