Дмитрий Орлов фото

Как рассказал «j» кыргызский политолог Дмитрий Орлов [1], политический фон внутри страны далек от мажорного: парламентская коалиция развалилась, население ожидает, что правительство Кыргызстана, скорее всего, уйдет в отставку. Каковы истинные причины, подтолкнувшие президента Назарбаева срочно отправиться в соседнюю страну, что стоит за его щедрым жестом, каковы перспективы кыргызско-казахстанских отношений и как воспринимаются в соседнем Кыргызстане последние ЧП на границе нашей страны.

Трагедия на «Арканкергене»: от обилия версий голова идет кругом

Дело в том, что у нас в стране, как и у вас в Казахстане, и западников, и тех, кто тяготеет к России, Турции, достаточно. И во власти их тоже немало. Наблюдаются ментальные брожения среди элит. Скажу честно, что в Кыргызстане простой народ – его большинство – тяготеет к России. Однако это поле с каждым годом сужается. Отчасти по вине самой России, к сожалению. Подрастает поколение, которому близки западные ценности. Но среди этого поколения есть люди, которые склоняются к модели сильного государства не в смысле железной руки с ее диктатурой, а в том смысле, что они, видя происходящее вокруг при так называемой демократии, приходят к выводу, что необходимо увеличивать вовлеченность государства не только в экономике, но и в политике тоже. Нам всем преподавали экономику по западным учебникам. Сейчас складывается такое впечатление, что из них были вырваны страницы с самыми важными главами – о минимальном влиянии государства в бизнес-процессах. А они хотят жить по французской формуле: «сильная власть – сильное общество».

Версий по происшествию на нашей границе немного. Мне приходилось общаться с офицерами – не с теми, которые поддерживают официальную версию, так вот они сказали, что парень, который всех расстрелял, оказывается, до призыва в армию совершил на гражданке убийство, однако его, так сказать, отмазали. А что касается вашего случая на погранзаставе «Арканкерген», то версий так много, что люди теперь просто не понимают, что там на самом деле могло произойти – то одна версия, то другая. Но одно поняли точно: в пограничной службе Казахстана бардак. И сообщение о том, что с погранзаставы дезертировали военнослужащие, только подлило масла в огонь, усилило непонимание, недоумение. А первые подозрения того, что в вашей погранслужбе творится что-то неладное, появились у нас тогда, когда в апреле 2010 года Казахстан неожиданно закрыл границу с Кыргызстаном. И вот мы сидим – вроде неглупые люди – и не можем понять, неужели власти вашей страны не могли просто усилить посты, отправить дополнительно военнослужащих, вместо того чтобы закрывать границу? Эта история с закрытием границ явилась минусом в активе президента Назарбаева в вопросах двусторонних отношений.

Назарбаев вспомнил, что у него есть преданный сосед

– С двух сторон геополитические игроки ведут борьбу за влияние в Центральной Азии. С одной стороны – США, Турция, с другой – Россия, Китай. Кто-то пытается влиять в рамках проектов а-ля «Шелковый путь», другие при помощи Таможенного союза, третьи финансируют проекты по добыче полезных ископаемых. Узбекистан, Туркменистан стараются держать нейтралитет. Между этими движениями встают вопросы поставок углеводородов, энергетики. Все, казалось бы, то же самое, но вот Россия вступила в ВТО, и вместо всеобщего ликования я наблюдаю картину недовольства и среди россиян в том числе.

Звучат прогнозы, что из-за снижения импортных пошлин к 2020 году дефицит федерального бюджета России составит 6,6 триллионов долларов. Невообразимые потери. С другой стороны, вступление России в ВТО облегчает Кыргызстану задачу по вступлению в Таможенный союз. Ранее если бы Кыргызстан вступил в Таможенный союз, то ему бы пришлось повышать пошлины до российского уровня, чего по нормам ВТО он делать не имеет права. Такая вилка была. Теперь, поскольку Россия вступила в ВТО, этой вилки не стало. Казахстан теперь, видимо, тоже ускорит процессы по вступлению в ВТО. А что касается Белоруссии, то вам хорошо известно, как относятся к Лукашенко в Европе, да и в целом на Западе отношение к нему, мягко говоря, не самое лучшее.

У нас в Кыргызстане между тем и без геополитики хватает головных болей. Скажу о  фоне визита. У нас тут происходит развал коалиции, правительство на грани отставки, звучат обвинения партии «Атамекен» в адрес партии «Республика» и наоборот – что партия «Атамекен» отправляла мародеров в город во время событий 2010 года. То есть некий политический кризис нарисовался. И вот на таком фоне, конечно, картинка по визиту оказалась смазанной. Хотя договоренность об официальном визите была достигнута еще на саммите стран ШОС. Поэтому его и подают как обычное протокольное мероприятие.

Однако я продолжаю анализировать поступающие сообщения. И есть кое-что обнадеживающее. Например, известно, что будет прорабатываться вопрос строительства нефтепровода из Шымкента в Кыргызстан, сообщается также, что Казахстан готов отгрузить 200 тысяч тонн зерна с отсрочкой выплат за него, то есть это что-то вроде товарного кредита. Напомню о формальном поводе для визита – подписание президентами двух стран совместной юбилейной декларации, посвященной 20-летию установления дипломатических отношений. Обсуждались также моменты по договору о союзнических отношениях: Казахстан собирается строить в Кыргызстане школу. Руководители профильных ведомств подписали соглашение о координации радиочастотных присвоений. (Как уточнили специалисты, подписание соглашения, видимо, предназначено для активной защиты и противодействия средствам несанкционированного съема информации – «j»). Готовится к подписанию соглашение между МВД РК и агентством по наркоконтролю Кыргызстана. Будет подписано соглашение о создании кыргызско-казахского инвестиционного фонда, о котором говорят давно. Одним словом, важные и не очень соглашения.

И здесь нужно кое-что отметить. Акорда должна осознать, что в отношениях между народами двух стран важна не ее позиция, а то, как народы Казахстана и Кыргызстана самостоятельно выстраивают свои отношения. Тут не надо мешать, наоборот, необходимо всячески содействовать. Слишком много общего, понимаете? Я говорил это и повторю снова, что время геополитического эгоизма закончилось. Все складывается так, что либо мы будем вместе продолжать укреплять наши добрососедские отношения, вырабатывать единую позицию как по глобальным вопросам, так и по локальным, либо вообще никого из нас не будет. Нельзя терять своей национальной идентичности. Пока в мире идут процессы глобализации, необходимо одновременно и казахам, и кыргызам искать то, что нас объединяет, а находя, углублять.

Из опыта общения с предпринимателями, людьми, которые живут взаимной торговлей, я почерпнул важное понимание того, насколько для них важно не терять родственной связи с Казахстаном. Есть некий неофициальный союз крепче того, который закреплен на бумаге. Без каких-либо имперских амбиций! Как мне рассказывали наши аксакалы, когда в конце 90-х готовилось подписание союзного договора, казахская и кыргызская группы юристов предлагали вариант конфедерации – со своими суверенными статусами, президентами, но с единой валютой и общими целями. В общем, по всем правилам конфедерации.

В тисках многовекторности

Мы сильно переживаем за наших соседей – за вас переживаем. По поводу происходящих в вашей стране событий все чаще слышны тревожные отзывы. Все прекрасно понимают, что сейчас нужна координация и взаимопомощь в силовых структурах, на межгосударственном уровне. Я как-то вашему изданию говорил, что за всеми событиями, которые у вас в стране происходят, наблюдают, так сказать, заинтересованные люди, понимаете? Как доброжелатели Казахстана наблюдают из числа специалистов, так и недруги. Естественно, доброжелатели делают вывод, что у Казахстана вроде силовые структуры, спецслужбы мощно работают, но есть и минус. Например, что у частей спецназначения не хватает практики действий в реальных боевых условиях, в сфере нейтрализации банд-формирований, в освобождении заложников и так далее. И вот тут-то и мог бы пригодиться опыт кыргызстанских силовиков, антитеррористических подразделений. Допустим, получается так: произошло, не дай бог, что-то у вас. Ваш представитель силового блока с санкции своего начальника – верховного главнокомандующего – сразу связывается с нашими силовиками, которые высылают группу, на месте проводятся мероприятия совместно с вашими ребятами. Вот где начинается интеграция.

Понимаете, Кыргызстан в составе СССР из субъекта международной геополитики давно превратился в ее объект. Поэтому вместо политики многовекторности в начале 90-х годов надо было придерживаться политики равноудаленности, как это сделал в свое время Туркменистан. Из-за этой самой многовекторности мы, так сказать, постоянно вынуждены сверять свои часы с тем, что происходит в России, Штатах, Китае; то есть постоянно мониторить, анализировать, сопоставлять происходящие события во всех странах – субъектах геополитики, в том числе и в Иране, Турции, Пакистане, Индии и так далее. Мы, как и вы, добровольно зажали себя в пресловутых тисках многовекторности.

Записал Максим Боранбаев

guljan.org

————————————

[1] Дмтрий Орлов, Бишкек, Кыргызская Республика, Генеральный директор Аналитического центра «Стратегия Восток-Запад».

Реклама