Александр Князев  фото

Бойня на заставе и в горном ущелье  дело рук подготовленных диверсантов

По данным российских СМИ, за минувшие годы около 25 тысяч граждан Узбекистана получили в Казахстане статус беженцев. И среди них масса приверженцев «Хизб ут-Тахрир», «Товба», «Исламского движения Узбекистана» и прочих экстремистских организаций, которые тут же начали формировать вокруг себя «джамааты». Могут ли они быть причастны к последним событиям в Казахстане – убийству егеря и его семьи в Иле-Алатауском заповеднике, а также на пограничном посту «Арканкерген»? Об этом в интервью с корреспондентом «j» беседует координатор региональных программ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Москва-Алматы-Бишкек-Ташкент-Душанбе Александр Князев.

Как бы вы охарактеризовали последние события в Казахстане, понесшие десятки жертв, так как выдвигаемые официальные версии либо  встречают острое неприятие общества, либо беспокойство, что наши власти не могут справиться с этой ситуацией.  Могли быть это серьезные, подготовленные силы, заброшенные в страну?

 — Не знаю, насколько точна статистика, но, чтобы утверждать подобное, нужны факты. Я таких фактов не знаю. Не думаю, что эти события стоит рассматривать в одном ряду. Только лишь если опираться на факты, свидетельствующие об общем росте криминогенности в Казахстане. Не вижу по имеющейся информации и никаких признаков т.н. «ваххабитского» следа. Что касается терроризма, то один из его главных признаков как явления – это спланированный общественный резонанс. В обоих случаях он достигнут, но только на этом одном основании я бы не стал квалифицировать любое из названных преступлений как терроризм. Есть признаки организованной преступной деятельности – как в первом, так и во втором случае. Оба преступления однозначно могли быть совершены только группой лиц, масштаб свидетельствует о высоком уровне организации. При опять же, подчеркиваю, их абсолютной разности по многим другим критериям. В ситуации с убийством егеря и его семьи с высокой степенью уверенности можно рассматривать версию о причастности браконьеров. По ситуации на погранпосту –  какая-либо очевидность вообще отсутствует.

Председатель исламского комитета России Гейдар Джемаль высказал предположение, что к терроризму в Центральной Азии причастны США, которые действуют через спецслужбы Саудовской Аравии. Какова вероятность, что это так? 

— Ну, если для Гейдара Джемаля это только предположение, то в целом для экспертного сообщества не только нашего региона, а и многих других регионов мира уже давно не является новостью то, что Саудовская Аравия – один из главных мировых источников терроризма, как не является новостью и то, что Саудовская Аравия лишь до определенных пределов самостоятельное государство, по большому же счету – это классический сателлит не просто США, а тех транснациональных олигархических кругов, которые диктуют политику и США, и их главного союзника – Великобритании. Кстати, еще неизвестно, кто из этих союзников играет ведущую роль. Саудовская Аравия выполняет функцию финансирования, подготовки и направления террористических организаций и исполнителей практически по всему миру, по крайней мере, начиная с рубежа 1980 – 1990-х годов. Саудиты были одними из ведущих акторов войны в Афганистане в 1980-х, создания и поддержки «Талибана» 1990-х, войн 1990-х в Чечне, поддержки уйгурского террористического подполья в СУАР КНР, есть факты причастности королевства к конфликтам в Кашмире, странах Африки.

По мнению части политологов Казахстана (Марата Шибутова, Айдоса Сарыма), страна стоит на грани крупномасштабной террористической войны, в которой главными мишенями экстремистов станут силовики и представители чиновничьего аппарата. Спецслужбы сами не исключают того, что в ближайшее время у нас в стране возможен всплеск терроризма.  Стоит ли ожидать этого всплеска в связи с выводом войск США из Афганистана?

— Я бы не стал злоупотреблять понятием «крупномасштабности», что касается направленности на силовиков, то она очевидна во многих ситуациях последнего времени, например, в известном прошлогоднем теракте в Таразе. Цель – ослабление государства как такового, чиновники здесь даже второстепенны. Без сильных спецслужб, правоохранительных органов, в какой-то степени – армии государство прекращает существовать как таковое. А цель терактов – не просто уничтожение отдельных военнослужащих, а в первую очередь – деморализация личного состава всех этих ведомств и структур. Как себя будет чувствовать патруль полиции, когда служащие знают, что идет охота за ними и их коллегами? В любом случае функциональность силовиков резко снижается. А когда это дополняется информационной составляющей, когда СМИ начинают целенаправленно, часто и огульно заниматься критикой руководства силовых структур, то возникает резонное предположение: не по одному ли плану действуют те, кто взрывает бомбы и убивает офицеров и солдат, и те, кто, не дожидаясь никаких полноценных результатов расследований, обрушивается со страниц и из эфиров СМИ на тех же генералов и офицеров? Информационная война, информационная безопасность – это не пустые слова. Если судить по реакции казахстанских СМИ на все проявления терроризма и преступности в целом в Казахстане последние пару лет, то я бы уверенно оценил деятельность многих СМИ, как связанную с организаторами самих терактов и иных преступлений.

Роста террористической активности в Казахстане нужно ожидать. Но не в связи с выводом войск США и НАТО из Афганистана, вывода не будет, будет изменение формата военного присутствия. Роста этой активности следует ожидать в связи с планами США и переносе нестабильности, включая и военные конфликты, на территории соседствующих с Афганистаном государств. Казахстан – один из приоритетов авторов этого плана в качестве цели, поскольку руководство пытается проводить сбалансированную внешнюю политику, не рвет, скажем, как Узбекистан, связей с Россией, наоборот, сориентирован на евразийский интеграционный проект и при этом еще поддерживает в позитивном для себя состоянии отношения с Китаем. Рост террористической активности, который будет реализовываться через тех же саудитов, других акторов, через провоцирование внутренних конфликтов любого рода – это своего рода плата за самостоятельность внешнеполитического выбора. При этом выбор Казахстана, я считаю, абсолютно верным. Узбекистан, выйдя из ОДКБ, просто получил передышку, отсрочку, у него впереди такие же испытания.

 Некоторые считают, что терроризм и религиозный экстремизм используются противоборствующими группировками в борьбе за власть, которая сейчас обострилась. А как считаете вы?

—  О целях террористов я уже сказал выше. Одномерных явлений не бывает, и исключать использование деятельности террористов внутриполитическими казахстанскими силами, в первую очередь так или иначе находящимися в оппозиции к действующей власти, я бы не стал.

Беседовала Алма Шарипова

guljan.org

Реклама