Институтом права медицины Шарите города Берлин проведена молекулярно-генетическая экспертиза, по выводам которой идентифицирован Акылбаев Рустем. В остальных останках немецкими экспертами клетки ДНК, пригодной для идентификации личности, не выявлены. Расследование продолжается.

27.09.2012. — официальный пресс-релиз Главной военной прокуратуры

27.09.2012. — Сегодня случилось то, чего больше всего ждали семьи трех пограничников, считавшихся пропавшими без вести, служивших на сожженном в конце мая посту «Арканкерген».

— Татьяна Рей  и Сагындык Именов не взяли останки

28.09.2012. — Им же выдали бумаги, где написано, что останки принадлежат их сыновьям на основании не анализов, а «Считать установленными ниже указанные данные, имеющие значение к расследуемому уголовному делу…» [ДОПОЛНЕНО]

28.09.2012. — Комитет солдатских матерей:  «То, что выдали родственникам пограничников — это не документ, это просто шпаргалка. Он без печати, просто вытащен из компьютера. Где гарантия, что вообще была эта экспертиза?

—————————————————————-

Официальный пресс-релиз

Как ранее сообщалось, в рамках расследования уголовного дела о гибели военнослужащих пограничной заставы «Аркан керген» в соответствии с заключениями казахстанской экспертизы были идентифицированы останки 11 военнослужащих. Не идентифицированными оставались Д. Рей, М. Именов и Р. Акылбаев.

В этой связи, Институтом правовой медицины «Шарите» (город Берлин) проведена молекулярно-генетическая экспертиза, по выводам которой идентифицирован Р. Акылбаев.

В остальных останках немецкими экспертами клетки ДНК, пригодные для идентификации личности, не выявлены.

Расследование продолжается.

Главная военная прокуратура

—————————————————————

27.09.2012.

Татьяна Рей, мать пограничника Дениса Рея:

– Они нам сказали, что опознали только одного парнишку – это Рустем Акылбаев. А Денис Рей, мой сын, и Мейрхан Именов не опознаны. Нам ранее говорили, что они сто процентов там погибли. Опять нас уверяли, что во всем виноват Владислав Челах. Нам предложили забрать останки, но мы отказались. Я и отец Мейрхана – Сагындык Именов. Мы не согласны с тем, что нам говорят. Наши дети, возможно, живы. Если их не опознали, может же быть, что это не они? Так почему мы должны забирать эти останки?

Экспертизу проводили берлинские доктора из клиники «Шарите». Это доктор Lars Oesterhel Weg, профессор Michael Tsokos, доктор Marior Nacv и господин Lutz Roewer. Прежде они отличались большей оперативностью. В Казахстане, по крайней мере, один из исследователей известен тем, что выдавал заключение по останкам банкиров Хасенова и Тимралиева. Тогда немцам понадобилось меньше месяца, чтобы идентифицировать тела экс-менеджеров Нурбанка. После Михаэль Тсокос вышел с пресс-конференцией в Вене, где огласил результаты.

Возможно, геномно-молекулярная экспертиза останков, полученных от казахстанской стороны по делу о бойне на «Арканкергене», заняла больше времени, поскольку тела были сожжены до неузнаваемости. Однако, по некоторым данным, результаты были получены отечественными следователями задолго до сегодняшнего дня. Тянули с обнародованием данных не по причине того, что были «трудности с переводом», как об этом заявляли в военной прокуратуре РК, а по иным причинам. Стоит напомнить о сведениях, которые не удалось перепроверить. Именно два тела, как предполагалось, принадлежали даже не мужчинам, а то ли женщинам, то ли собакам.

Показали ли сегодня родственникам пограничников оригиналы заключений немецких экспертов, уточнить не удалось. Как и то, что дальше намерены предпринимать родные Дениса Рея и Мейрхана Именова. Продолжение следует.

Сергей Тонких

guljan.org

——————————————————-

28.09.2012.

Родственникам неопознанных пограничников поста «Арканкерген» выдали документ, в тексте которого говорится, что останки, найденные на месте происшествия, принадлежат их сыновьям. Об этом корреспонденту Tengrinews.kz сообщила председатель Комитета солдатских матерей Астаны Людмила Костенко.

«Как мне рассказала по телефону мать павлодарского пограничника Татьяна Рей, 27 сентября в военной прокуратуре ей на руки выдали документ, что ее сын признан погибшим. Такой же документ получили и родители еще двух пограничников, останки которых также были ранее отправлены на геномную экспертизу в Германию», — рассказала Костенко.

Мать Дениса Рея предоставила полученный документ журналистам. Он называется «Постановление об установлении данных, имеющих значение по расследуемому уголовному делу».

В нем написано следующее:

«Считать установленными ниже указанные данные, имеющие значение к расследуемому уголовному делу:
человеческие останки при осмотре места происшествия от 31 мая 2012 года, условно обозначенные №11, принадлежат военнослужащему срочной службы воинской части 2484 ПС КНБ РК Рей Денису Викторовичу. (…) Человеческие останки при осмотре места происшествия от 31 мая 2012 года, условно обозначенные №14, принадлежат военнослужащему срочной службы воинской части 2484 ПС КНБ РК Именову Мейирхану Сагындыкулы».

Постановление о том, что обнаруженные останки принадлежат Денису Рею, было сделано «на основе совокупности доказательств», отмечается в документе. Доказательствами называются осмотры места происшествия, заключения экспертов, проведение экспериментальных выстрелов и рассказ Челаха своему сокамернику обстоятельств убийства Рея.

Признание того, что другие останки принадлежат Мейирхану Именову, сделано «согласно заключению комиссионной судебной медицинской, медико-криминалистической и молекулярно-генетической экспертизе«. Экспертиза была проведена после осмотра места происшествия, где изъяты стреляные из автомата АКС-74 гильзы, что свидетельствует о совершенном убийстве военнослужащего в комнате для индивидуально-воспитательной работы.

При этом, накануне, 27 сентября, родители троих неопознанных пограничников были приглашены в военную прокуратуру на оглашение результатов геномной экспертизы. До сих пор не идентифицированными оставались Денис Рей, Мейирхан Именов, Рустем Акылбаев. Родителям в ведомстве сообщили, что, по результатам молекулярной генетической экспертизы, проведенной институтом правовой медицины ШАРИТЕ города Берлин, удалось идентифицировать личность только Рустема Акылбаева. Как сообщил пресс-секретарь Главной военной прокуратуры Казахстана Акбар Абдильдин, «в остальных останках немецкими экспертами клетки ДНК, пригодные для идентификации личностей, не выявлены».

tengrinews.kz

————————————————————

28.09.2012.

В свою очередь мать пограничника Дениса Рея Татьяна Рей сообщила, что отказалась забирать останки, которые не были идентифицированы как останки ее сына.

«Нам сказали — забирайте пепел и хороните. А кого забирать, если неизвестно, что там? Мы отказались. Экспертиза не подтвердила, что это он, нет молекул, по которым можно что-то сделать. И не подтвердится уже никогда, нам сказали так. Пока не знаю, что я буду делать, пока еще не решила. Конечно, я мать, я его буду всю жизнь ждать, что бы там ни было», — сказала она.

По словам председателя комитета солдатских матерей Астаны Людмилы Костенко, результаты геномной экспертизы, выданные родственникам пограничников, нельзя считать документом, так как там отсутствует печать.

«То, что выдали родственникам пограничников — это не документ, это просто шпаргалка. Он без печати, просто вытащен из компьютера. Где гарантия, что вообще была эта экспертиза?» — сказала она.

При этом Л.Костенко отметила, что прецедентов, когда неопознанные останки признавались останками того или иного военнослужащего не на основании результатов экспертизы, а «на основе совокупности доказательств», а как в случае с Д.Реем, не было.

«Такого не было – или без вести пропавший, или погиб», — подчеркнула она.

zakon.kz

————————————————————

28.09.2012.

Родные пограничников считавшихся до вчерашнего дня неопознанными – Дениса Рея и Мейрхана Именова не верят в смерть своих детей. Об этом корреспонденту Total.kz они рассказали по телефону.

«Вчера пригласили только меня и мать Дениса Рея. Родных Акылбекова при встрече не было. Мне вообще никаких документов в руки не давали. Я не верю, что мой сын в этом списке. Пусть докажут что это его пепел», — рассказал отец Мейрхана Сагындык Именов.

«Да, мне дали документ, но это одно название. Какое-то непонятное постановление. Главный военный прокурор Мырзадинов и следователь Сырлыбаев предложили идти с ним в ЗАГС и получить свидетельство о смерти. Я только сегодня отошла и поняла, что это бред. Там нет подписи ни одного медика. Только подпись следователя Сырлыбаева», — добавила мать Дениса Татьяна Рей.

Татьяна Рей спросила, на каком основании главный военный прокурор Мырзадинов и следователь Сырлыбаев утверждают, что останки принадлежат именно их сыновьям, на что услышали ответ, мол, Челах при следственном эксперименте показал, где и что сделал с сослуживцами.

«Ведь еще не доказана вина Владислава. А в прокуратуре мне сказали: «Ну и что, Челах сказал, значит это они». Я не знаю, что мне теперь делать. В себя до сих пор не могу прийти, после того, как они предложили забрать пепел и его похоронить»,  — рассказала Татьяна Рей.

Напомним, после долгих ожиданий результатов ДНК-экспертизы, которое проводили хваленые немецкие специалисты, в главной военной прокуратуре вчера озвучили, что установлена личность только Рустема Акылбаева. ДНК Дениса Рея и Мейрхана Именова анализу не подлежат. Несмотря на это надзорные органы заявили: оставшиеся, неопознанные останки принадлежат Рею и Именову.

total.kz

Реклама