Марат Шибутов [1] фото

две статьи:

— Положение дел в Казахстане: кризис в воздухе?

— Статистика казахстанского терроризма

—————————————————————

Положение дел в Казахстане: кризис в воздухе?

«Всё мое»,— сказало злато;

«Всё мое»,— сказал булат.

«Всё куплю»,— сказало злато;

«Всё возьму»,— сказал булат.

А. С. Пушкин, «Золото и булат

В последнее время новости из Казахстана из тех, что попадают в мировую прессу, становятся все более угрожающими – «произошел взрыв», «убито двое полицейских», «найдено убитыми 15 человек», «найдено убитыми 8 человек» и т.д. Как говорится, «зло вторглось в тихую и мирную Хоббитанию». Но что послужило причиной этому?

На мой взгляд, ключевым моментом в подобном прискорбном развитии событий и одновременно ключевой ошибкой Казахстана стал принятый тезис «сначала экономика, потом политика». Жизнь показала, что приоритеты в тезисе надо было расположить так «сначала безопасность, затем экономика, а потом уже политика». Мы очень долго и успешно развивали экономику, не обращая особого внимания на вопросы безопасности и оставаясь равнодушными к делам наших южных соседей. Это можно даже наблюдать по нашим СМИ – событиям в любой европейской стране уделяется больше внимания, чем Узбекистану, Кыргызстану и Таджикистану. Более того, часть молодежи даже и не знает, что в Таджикистане была гражданская война. В СМИ преобладала концепция «казахстаноцентричности» – влиянию Казахстана в мире и регионе придавалось неоправданно большое значение.

В целом, наша внешняя политика и политика в области безопасности заключалась в следующих, как выяснилось, неправильных тезисах:

1. «Отказ от ядерного оружия – выдающееся достижение Казахстана». Если сравнить с Северной Кореей, которую постоянно подкармливают за то, что бы она не разрабатывала или не испытывала ядерное оружие, Казахстан очень сильно продешевил, позволив вывести четвертый в мире ядерный арсенал просто за гарантии ядерного ненападения. Можно было попросить выводить ядерные боеголовки постепенно и просить за это гораздо больше экономических и других преференций.

2.«Многовекторность внешней политики». Многовекторность внешней политики привела к тому, что ни одна страна не имеет столько связей с Казахстаном, чтобы решительно его защищать, но каждая будет рада, если активам и интересам стран-соперниц в Казахстане будет плохо. И таких игроков в Казахстане как минимум десяток.

3. «Отказ от силовой и агрессивной внешней политики – мы за добрососедство и партнерские отношения». Если говорить о давлении на соседей, то за долгие годы Казахстан единственный раз закрыл границу с Кыргызстаном (и то население было этим недовольно), а оборудовать южную границу начал лишь в прошлом году. То есть не то, что опыта военных действий, даже опыта непрямых действий у Казахстана попросту нет. Переселение из Средней Азии казахской диаспоры привело к тому, что у нас вообще не осталось рычагов влияния, а ведь при точно тех же затратах, но влитых непосредственно на месте можно было бы добиться того, чтобы казахи в Средней Азии представляли нашу пятую колонну.

4.«Мы за интеграцию и диалог» – данный императив породил множество бесполезных организаций вроде СВМДА и множество бесполезных пиар-мероприятий, на которые уходит большие деньги. Между тем, на эти деньги можно было бы купить беспилотники для пограничников (у Узбекистана они, кстати, есть) и еще множество разных полезных вещей. Кроме того, население поголовно заражено пацифизмом и до сих пор думает, что живет в едином СССР.

Но еще хуже всего этого следующие свойства, весьма характерные для казахстанской политики в целом, как внутренней, так и внешней:

Во-первых, стремление в глазах иностранцев казаться хорошими, что приводит к постоянной оглядке на мнение иностранцев, а точнее Запада. Это в итоге приводит к крупным стратегическим проигрышам – вроде инвестиций в Грузию.

Во-вторых, подмена реальных достижений пиаром, выливающееся в проведение бесчисленных и помпезных мероприятий вроде круглых столов и конференций вместо проведения серьезной аналитической работы. Пиарщики подменили в Казахстане собой аналитиков и экспертов.

В погоне за всей этой мишурой были забыты силовые органы. Получилось так, что военный бюджет Казахстана в 1,5 раза как минимум меньше узбекского (2 миллиарда долларов против 3), несмотря на то, что Казахстан гораздо богаче. Более того, у казахстанской армии и боевого опыта гораздо меньше. Но армия отдельный разговор – ее боеспособность кроме войны и не проверишь.

Возьмем других силовиков – МВД и КНБ. Ну и самую наболевшую тему – борьбу с терроризмом. Если кражи сотовых телефонов власти никак не угрожают, то террористы направлены как раз против нее и поэтому тут игра идет по серьезному – в ход идут все средства. Тут и видно, на что способны государство и элита.

Ниже по данным Комитета правовой статистики и специальных учетов Генеральной Прокуратуры РК сделана результирующая таблица за несколько последних лет, которая показывает, как идет борьба с терроризмом.

Привлечено к уголовной ответственности лиц по отдельным преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка

[кликабельно. АК]

Что видно из этой таблицы? На мой взгляд, очевидны следующие выводы:

  1. Террористическая активность с каждым годом растет. Причем в 2011 году не отмечены террористы, которые погибли при совершении теракта или были убиты при задержании, иначе список был бы еще больше. Получается, силовики ситуацию не контролируют и с превентивными мерами совсем плохо.
  2. Очень плохо ловят пропагандистов терроризма, хотя даже обыватели могут примерно указать мечети, рынки и специальные точки, где идет призыв к террору и можно купить запрещенные диски и литературу
  3. Еще хуже обстоят дела с поимкой вербовщиков и финансирующих терроризм. В период с 2008 по 2012 год террористические группы были, но никто туда никого не звал и деньги им не давал. Остается думать, что члены террористической группы сами друг друга вербовали и сами себя финансировали до 2012 года. А потом видимо отдали часть обязанностей на аутсорсинг.
  4. Сокращается количество бандитов и ОПГ. Возможно, кстати, потому, что наиболее опасные уголовники уже постепенно «переходят» в террористы – из-за пропаганды исламистов в местах заключения. Там больше опасных людей вербуется, чем на воле.
  5. Снижение количества пойманных террористов в 2010 году вполне может быть обусловлено кадровыми перестановками в КНБ и проблемами с финансовой полицией.

Отдельный вывод надо сделать еще по тому, как в целом государство боролось с террористами. Первоначально, все теракты объяснялись различными нелепыми причинами – вроде демонстративного самоубийства или чисто уголовных преступлений; информация шла крайне медленно, и ее отсутствие порождало самые панические слухи. Самый, разумеется, демонстративный теракт был совершен Максатом Кариевым в Таразе, когда он штурмовал здание департамента КНБ Жамбылской области. И это было самое громкое фиаско силовиков Казахстана. Возникает вопрос, а что бы было, если бы он пошел на штурм не в одиночку, а с еще 5-10 боевиками – город бы захватил?

Выходит в 2012 году Казахстан, оставаясь страной с нормально функционирующей экономикой, оказался перед лицом следующих «неприятностей»:

1.В Средней Азии идут процессы, которые Казахстан не контролирует и в них, по сути, не участвует. При этом у него нет обустроенной границы и войск в приграничных Южно-Казахстанской и Кызылординской областях. Опыта противостояния хотя бы непрямыми действиями у Казахстана нет, и более того нет поддержки у собственного населения данных мер.

2. Внешняя политика страны ситуативна и плохо соответствует новым политическим реалиям.

3. Силовые органы страны погрязли во внутриэлитных склоках и с трудом сдерживают рост терроризма в стране. Власть же до сих пор не поняла, что фактически начинается настоящая война с исламистским подпольем, и поэтому не мобилизует все силы.

4. Экономика, хотя и функционирует более-менее, вряд ли сможет перейти на мобилизационный режим из-за слишком запутанной структуры и фактора коррупции.

В целом Казахстан находится в политическом смысле в предкризисном состоянии и пока попыток избежать кризиса не видно.

ia-centr.ru

——————————————————————-

Статистика казахстанского терроризма

Есть много мифов о том, кто становится террористом, работы, изучающие психологию радикалов, создают его стандартный портрет. Vласть проанализировала данные Комитета правовой статистики и специальных учетов Генеральной прокуратуры за последние 5 лет, чтобы понять — как выглядит, чем занимается и сколько лет  казахстанскому террористу.

Как видно, часть людей, задержанных за преступления связанные с терроризмом, отпускают – возможно, по известной статье 65, то есть благодаря сотрудничеству со следствием или на это есть другие причины.

[таблицы кликабельны. AK]

Что видно из этой таблицы? Очевидны следующие выводы:

  1. Террористическая активность с каждым годом растет – разница между 2008 годом и первой половиной 2012 года ровно в 9 раз. Причем, видимо, не отмечены террористы, которые погибли при совершении теракта или были убиты при задержании, иначе список был бы еще больше.
  2. Очень плохо ловят пропагандистов терроризма, хотя с этим проблем нет – они не скрываются и спокойно размещают в интернете свои проповеди и ведут пропаганду. Даже в астанинских мечетях, где до «Ак Орды» рукой подать, такие есть.
  3. Еще хуже обстоят дела с вербовщиками и финансирующими терроризм – их до 2012 года не ловили вовсе.

Ниже данные социальному положению и биографии по всем задержанным, а не только тем, кого привлекли к уголовной ответственности. Даны были – возраст, занятия, наличие работников правоохранительных органов и власти, доля рецидивистов.

Возраст террористов

  • 2008 год – 18-20 лет — 1 человек, 21-29 лет — 4 человека, 30-39 лет — 4 человека
  • 2009 год – 18-20 лет — 3 человека, 21-29 лет — 11 человек, 30-39 лет — 7 человек, 40-49 лет — 2 человека, 50-59 лет — 1 человек
  • 2010 год – 21-29 лет — 5 человек, 30-39 лет — 3 человека
  • 2011 год – 18-20 лет — 2 человека, 21-29 лет — 24 человека, 30-39 лет — 13 человек, 40-49 лет — 5 человек
  • 6 месяцев 2012 года – 16-17 лет — 1 человек, 18-20 лет — 6 человек, 21-29 лет — 55 человек, 30-39 лет — 14 человек, 40-49 лет — 5 человек

Всего из 166 человек основную долю составляют 99 человек в возрасте 21-29 лет и 41 человек в возрасте 30-39 лет. Получается, терроризм дело молодых и среднего возраста мужчин – слишком молодые или зрелые туда не идут.

Занятия террористов

  • 2008 год – госслужащий 1 человек, безработных 8 человек; высшее образование имел 1 человек, среднее и средне-специальное 8 человек
  • 2009 год – рабочих 2 человека, учащийся ВУЗа 1 человек, безработных 21 человек; высшее образование имели 5 человек, среднее и средне-специальное 18 человек
  • 2010 год – госслужащий 1 человек, военнослужащий 1 человек, безработных 6 человек; среднее и средне-специальное образование имеет 8 человек
  • 2011 год – рабочих 7 человек, частных предпринимателей 2 человека, безработных 34 человека; высшее образование имели 12 человек, среднее и средне-специальное 27 человек
  • 6 месяцев 2012 года – рабочих 6 человек, частный предприниматель 1 человек, учащийся ВУЗа 1 человек, безработных 71 человек; с высшим образованием 14 человек, среднее и средне-специальное образование имеет 66 человек

Основную долю среди террористов – 140 человек, занимают безработные. Практически среди террористов нет людей даже со средним уровнем дохода.

Работники правоохранительных органов, власти и управления среди террористов

  • 2008 год – военнослужащий 1 человек, органы управления 1 человек;
  • 2009 год – нет
  • 2010 год – нет
  • 2011 год – нет
  • 6 месяцев 2012 года – нет

Практически также среди террористов нет людей, встроенных во властные структуры – даже бывших. Видимо, госслужба – все-таки показатель определенного жизненного успеха и успешной социализации.

Рецидивисты среди террористов

  • 2008 год – ранее судимых среди террористов нет
  • 2009 год – ранее судимых 1 человек, который содержался в ИТУ
  • 2010 год – ранее судимых среди террористов нет
  • 2011 год – ранее судимых 3, среди них 1, который содержался в ИТУ
  • 6 месяцев 2012 года – ранее судимых среди террористов нет

Практически все террористы ранее не судимые – возможно потому что молодые и потому что те, кто прошел уже колонии так просто поймать нельзя, и они находятся на более высокой ступени, отправляющей молодежь в бой.

Несовершеннолетние среди террористов

  • 2008 год – несовершеннолетних среди террористов нет
  • 2009 год – несовершеннолетних среди террористов нет
  • 2010 год – несовершеннолетних среди террористов нет
  • 2011 год – несовершеннолетних среди террористов нет
  • 6 месяцев 2012 года – несовершеннолетний 1 человек

Обобщая все данные, можно прийти к простому выводу – террористы в Казахстане – это  молодые люди, пытавшиеся найти место в жизни и не нашедшие его, чаще всего безработные, не имеющие денег, хорошего образования и перспектив. Учтя люмпенизацию и количество безработных в стране, надо отметить, что питательная среда для терроризма есть и она будет только расти. Основу из под террористического подполья можно выбить, только дав молодежи конкурентоспособное образование, нормальные социальные условия и работу.

vlast.kz

—————————————————————

[1] Марат Шибутов [1977 г. р.]- Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане. Закончил КазНУ имени аль-Фараби. Магистр географии. Работает в сфере охраны окружающей среды, недропользования, оценки рисков. В качестве хобби занимается публицистикой и политологией. Входит в Ассоциацию приграничного сотрудничества (Россия). По политическим взглядам близок к американскому «Движению чаепития» (Tea Party movement). Атеист, кожа, алматинец.

tengrinews.kz

Реклама