скриншот

Следствие завершено, но доказательств нет

У следствия нет прямых доказательств вины егеря Алексея Шкилева, обвиняемого в незаконном хранении огнестрельного оружия. Об это сообщил «Республике» его адвокат Ермурат Муканов. Зато подтвердилось алиби его подзащитного о том, что он не причастен к массовому убийству в Аксайском ущелье. На днях материалы дела будут переданы в прокуратуру Карасайского района Алматинской области, а затем в суд.

Сегодня, 24 октября, истекает срок расследования по уголовному делу в отношении Алексея Шкилева — егеря одного из сгоревших кордонов в Аксайском ущелье Иле-Алатауского национального парка, где в августе этого года совершено массовое убийство 12 человек. Как сообщил его адвокат Ермурат Муканов, во вторник он ознакомился с материалами дела — всего один том, в котором около 170 страниц.

— Есть единственный свидетель обвинения, чьи показания проверить нет возможности. Прямых доказательств, что оружие принадлежит Шкилеву, у следствия нет, — заявил г-н Муканов.

По словам адвоката, с момента ареста его подзащитного 28 августа по сей день проведено только одно следственное действие — пятнадцатиминутная очная ставка, составлявшаяся 17 октября со свидетелем обвинения неким Скударновым.

— Он говорит, что в мае приезжал на кордон Шкилева, и в пристройке якобы видел эту мелкокалиберную винтовку, чьи останки были найдены на сгоревшем кордоне. Скударнов говорит, что он спросил помощника Шкилева Ембергена (один из погибших — ред.) чье это ружье, а тот якобы ответил — наше. Но этого никак не проверишь, он мертв, — сообщил Ермурат Муканов.

Адвокат Шкилева окончательно развеял опасения, что из его подзащитного могут сделать «Челаха-2». Алиби Алексея Шкилева подтвердилось, что он находился в эти дни в Алматы и никак не мог пропустить через свой кордон убийц.

Напомним, 13 августа этого года в Аксайском ущелье Иле-Алатауского национального парка были обнаружены обгоревшие тела семи человек, позже были найдены еще пять. Среди убитых известный егерь и борец с браконьерами Панайот Захаропуло и члены его семьи, а также друзья егеря соседнего кордона Алексея Шкилева. Он находился в больничном отпуске в Алматы.

17 августа Шкилева вызывали в Каменский РОП, в чью юрисдикцию входит место массового убийства. А 19 августа его арестовали на 7 суток на основании его же собственной объяснительной о нецензурной брани. 24 августа конвой забрал его из камеры в наручниках в Каменский РОП, а в три часа ночи дознаватель заполнил протокол задержания. В отношении Шкилева 25 августа было возбуждено уголовное дело по статье 251, часть 1, Уголовного кодекса РК — незаконное хранение огнестрельного оружия. Мерой пресечения Шкилеву избрали арест сроком на два месяца, который истекает 28 октября.

Уголовное дело возбудили на основании того, что на пепелище кордона Шкилева нашли два обгоревших оружия — мелкокалиберную винтовку ТОЗ-8 и гладкоствольное охотничье ружье. Адвокат Шкилева заявлял, что налицо нарушение закона, потому что уголовное дело возбудили не по факту обнаружения оружия, а сразу вменяют его подзащитному. Обжалование возбуждения дела осталось без удовлетворения, равно как и обжалование меры пресечения. Также никакого результата не дали жалобы в различные инстанции.

Арест Алексея Шкилева вызвал в обществе опасения, что его обвинят в причастности к массовому убийству в Аксайском ущелье.

Уголовное дело должно быть передано в прокуратуру Карасайского района, а затем в Карасайский суд.

Жанна Байтелова

республика

——————————————————

Всего один том уголовного дела удалось насобирать следственно-оперативной группе на лесничего Алексея Шкилева.

Меж тем накануне стало известно о том, что у борца с браконьерами и «черными» лесорубами появилось еще два адвоката. Это омбудсмены из Алматинской областной  коллегии Вера Макарушко и Сакен Махышев.

Как и когда генерал Касымов браво отрапортовал о завершении расследования де-юре, всем известно. Де-факто – осталось невероятное количество вопросов и жуткое чувство страха перед неизвестным. Ведь если все, о чем говорил главный полицейский страны – его следственно-оперативный вымысел, то кто устроил кровавую бойню в Иле-Алатауском заказнике? Пара предполагаемых экстремистов, скрывающихся от правосудия? Для начала разберемся со стволами.

Сегодня во всех средствах массовой информации в связи с егерем Шкилевым

упоминаются только два ружья. Однако в заключении под номером 234 эксперта-баллиста с весьма звучной оружейной фамилией Дегтярев обозначены четыре единицы огнестрельного оружия: «ИжК» №28254, «ТОЗ-8» №96355, «ИЖ-18» № на цевье Р40342, а также «ТОЗ-63» М23188. Якобы этот арсенал был найден на пепелище кордона вместе с останками знакомых и родственников лесничего – Ивана Шагина, Василия Добрянского, Дмитрия, Светланы и Виктории Турищевых. Притом что только в одном случае указано, откуда именно изъята одностволка «ИЖ-18» – это летняя кухня «кордона №3», точнее то место, которое осталось от постройки.

Главный вопрос, по мнению адвоката Ермурата Муканова,в прошлом следователя со стажем, заключается даже не в принадлежности оружия, а в его техническом состоянии. Пригоден ли был арсенал к стрельбе боевыми патронами? Специалист Дегтярев установил, что нет. Первое – из-за коррозии металла, вторые два «возможно да», если сменить пружину, а последнее и вовсе можно использовать как палку-копалку или подпорку для забора. То есть даже здесь собранные следователями обвинения на лесничего рассыпаются в прах так же, как его третий кордон в заказнике.

Впрочем, классическая палка, висящая на стене, все-таки может выстрелить, но не по Алексею Шкилеву,а по генералу Касымову и его подчиненным,и вот почему.

Как бы то ни было, виновных за трагедию в Аксайском и близлежащем ущельях, где располагался сожженный третий кордон, отечественные копы все-таки назначили. Ими стали Хайров Саян Махсотулы, уроженец Западно-Казахстанской области, 1975 года рождения, и Ботабаев Заурбек Расильханович, уроженец Жамбылской области, 1978 года рождения. Это их лица смотрят с полицейских ориентировок по всему Казахстану.

Как подчиненные Калмуханбета Касымова вышли на след этих бандосов, доподлинно неизвестно. Однако, по некоторым данным, их фамилии упоминались задержанными «женами экстремистов». Их якобы и укрывали в том самом укрепленном блиндаже, следы существования которого в Иле-Алатауском парке сегодня нещадно уничтожают дожди и ветер. Дескать, те самые девушки, которых, как сообщали источники «j», содержат на оперативной квартире, в своих показаниях упоминали имена Саяна и Заурбека. Но это отнюдь не значит, что люди с полицейских фотографий живы по сей день. А такое сомнение есть, и сейчас оно активно проверяется.

Мы уже писали, что при осмотре разрушенного спецназом коттеджа в дачном массиве «Тан» эксперты обнаружили семь ножей. Три из них якобы совпадали с ранениями на телах убитых на Аксайском кордоне. Писали, а точнее первыми связали эти два события – полицейский штурм  в предгорьях Алматы и массовое убийство в Иле-Алатауском национальном парке. Тогда сотрудники Генеральной прокуратуры заявили обратное.

Так вот, ножи – это первая и главная улика, связывающая экстремистов с кровавой расправой в Аксайском ущелье, не считая, конечно, «жен предполагаемых террористов». Других, по данным источников «j», нет. Однако сегодня наши информаторы говорят о том, что совсем скоро в деле погибших появится некий след, напрямую указывающий на персонажей с полицейских ориентировок. Что это будет, остается только догадываться.

Возможно, кровь или отпечатки пальцев, найденные экспертами на месте трагедии. Как и с чем будут сравнивать обнаруженные улики казахстанские полицейские, пока вопрос. Однако очевидно, что им ничто и никто не помешал уничтожить три, а то и более десятков людей без суда и следствия по всему Казахстану. Каждому, кого казпол подозревал в связях с террором, вердикт выписывался на месте – смерть.

Только сегодня в Акорде задумались о создании антитеррористических подразделений в каждом отдельно взятом регионе. Больше того, после многочисленных материалов, в том числе на нашем медиасайте, власть решила готовить профессиональных переговорщиков. Да и то на случай, если бандиты захватят заложников. А вот готов ли генерал Касымов и его подчиненные признавать допущенные ошибки? Вряд ли. Иначе седой егерь Шкилев уже давно под руку с женой Еленой посетил бы могилы тех, кто ему снится еженощно за решеткой.

Снится ему и помощник Емберген Таймуразов, погибший в середине августа на третьем кордоне. К слову, именно Яшку следователи, по нашим данным, упоминали, когда пытались склонить лесничего на свою сторону и предложить ему сделку. Мол, это Емберген видел жен и самих бандитов, спускавшихся с гор за молоком. Шкилеву оставалось только подтвердить эту информацию и подписаться под ней. Не вышло. Алексей до сих пор настаивает на своей невиновности, а выйдя, намерен вдоль и поперек прошерстить Иле-Алатауский нацпарк в поисках без вести пропавшего сына коллеги Игоря Захаропуло.

Сергей Тонких

guljan.org

————————————————-

по теме:

Аркан-Керген и убийствa в Иле-Алатауском национальном парке

трагедия в Иле-Алатауском национальном парке на сайте радио азаттык

Василий Резван: один почерк на Аркан-Кергене и нацпарке

Реклама