фото (с) Гаухар Ильяовой, мамы погибшего Жаната Ильясова

Арестованный начальник пограничной заставы «Сары-Боктер» Алексей Фомин вину свою по предъявленным ему обвинениям не признает. Дело Фомина и дело Владислава Челаха не нужно объединять, так как между ними нет связи. Об этом нам рассказали адвокаты арестованного Азат Файзуллаев и Галым Нурпеисов.

Разговор с директором адвокатской конторы «Нур Азат» Азатом Файзуллаевым и его коллегой Галымом Нурпеисовым был незабываемым. Юристы согласились пообщаться, но ничего не говорили о сути дела. Г‑н Нурпеисов ссылался на то, что дал подписку о неразглашении материалов следствия. Ну а г‑ну Файзуллаеву, как говорится, сам бог велел молчать: он защищает Фомина в той части дела, которое касается государственных секретов (у директора «Нур Азата», по его словам, есть допуск к госсекретам).

Естественно, нам ничего не сказали о том, какая категория сведений, относящихся к госсекретам, фигурирует в деле Фомина: мол, о таком говорить нельзя. Хотя в законе РК «О государственных секретах» есть десятка два пунктов, в которых описывается, какую информацию государство хранит за семью печатями.

Юристы «засекретили» сведения о дате рождения Алексея Фомина. «Не молодой, не старый», – так обозначили возраст подзащитного адвокаты. На вопрос, как долго служил подзащитный, адвокаты ответили вопросом: «Зачем вам это знать?» Отказались они говорить и о семейном положении начальника «Сары-Боктера». Не сказали, как зовут маму Фомина, которая заключила с адвокатами договор об оказании юруслуг. «Это его личные данные: мы не можем без его согласия об этом говорить», – объяснили свою позицию наши собеседники.

Адвокаты отметили, что не имеют права отвечать на вопрос, кто еще проходит в качестве обвиняемого по делу Фомина. Не назвали номер статьи Уголовного кодекса, по которой привлекается к ответственности арестованный. Не сказали, сколько лет лишения свободы может грозить Фомину: это тоже под грифом «секретно». Между тем, когда к ответственности привлекали других «засекреченных» казахстанцев, уж что-что, а статью УК оглашали. Вспомните того же экс-главу «Казатомпрома» Мухтара Джакишева: сначала его статью тоже «тарили», а потом – ну глупо и незаконно это скрывать! – рассказали.

Однако с Фоминым еще никто не «раскололся», даже Генпрокуратура о преступлении, которое вроде как совершил пограничник, сообщила обтекаемо: «Фомин обвиняется в умышленном сокрытии в период с 28 по 30 мая текущего года отсутствия связи с пограничным постом «Арканкерген» и в непринятии мер по установлению причин утери связи и ее восстановлению. С санкции суда он арестован».

Как сообщил адвокат Галым Нурпеисов, 4 июня Алексей Фомин был задержан (Владислав Челах был задержан вечером 4 июня; первые сведения о погибших на погранзаставе «Арканкерген» появились 31 мая). Военный суд Талдыкорганского гарнизона выдал санкцию на арест Фомина 6 июня – на два месяца. Потом арест ему дважды продлевали, потому что следствие по делу еще не закончено.

Мы попросили ответить на вопросы, почему так долго идет следствие, может быть, следователи ждут приговора по делу Челаха? «Сроки – это на усмотрение следствия», – был лаконичный ответ от г‑на Файзуллаева.

Адвокаты не стали рассказывать о том, какие следственные действия проводились по делу (опять сослались на секретность). Однако охотно прокомментировали мнение адвоката Челаха Серика Сарсенова о том, что выделение дела Фомина в отдельное производство противоречит закону, так как действия Фомина непосредственно связаны с делом Челаха. «Адвокаты, не знающие материалов дела, не имеют права давать свои заключения, – высказался Галым Нурпеисов. – Между действами Фомина и Челаха нет связи».

Как сказал г‑н Нурпеисов, дело Фомина расследует военноследственное управление Главной военной прокуратуры, так как это дело повышенной сложности и опасности. «Значит, Фомин совершил что-то страшное, раз за него такие люди взялись?» – задали мы вопрос. «Нет, он ничего такого не совершал, о чем вы говорите», – заявил г‑н Нурпеисов.

Адвокат отметил, что он общался с Фоминым (пограничник сейчас содержится там же, где и Челах – в СИЗО Талдыкоргана) и начальник заставы «Сары-Боктер» высказался против того, чтобы об обстоятельствах его дела, а также его версия произошедшего на «Арканкергене» попали в СМИ. «Я вам могу сказать, что Фомин чувствует себя нормально. На данный момент Фомин не признает вину по предъявленным ему обвинениям», – сообщил почти сенсационные сведения Азат Файзуллаев.

Ну а все остальное, заверили адвокаты, мы узнаем после приговора. Как предполагают юристы, предварительное расследование закончат и передадут дело в суд в ноябре. Судебное разбирательство, само собой, будет проходить в закрытом режиме.

Однако еще до суда нам хотелось узнать, находился ли все-таки пост «Арканкерген» в подчинении начальника «Сары-Боктер», должен ли был в принципе Фомин держать связь с «Арканкергеном» и, если эта связь прервалась, выяснить причины «пропажи». «Вопрос не к нам», – отрезал Азат Файзуллаев.

Провожали нас адвокаты словами, что для них главное, чтобы была дана верная правовая оценка действиям Фомина, чтобы общество не было расколото, чтобы общественное мнение не довлело над правосудием. Мы же по традиции посоветовали им телевизор не смотреть и газет не читать, раз они так легко поддаются влиянию извне.

Татьяна Трубачева

республика
——————————————

  комментарий Евгения Жовтиса:
Совершенная ерунда. Если адвокаты так сильно хотят не общаться с прессой, пусть не общаются. Не хотят предоставлять никакой информации, пусть не предоставляют, только не надо ссылаться на закон при этом. Не может являться ни государственным секретом, ни тайной следствия: в чем обвиняется лицо, по какой статье оно обвиняется, по какой части (и, соответственно, какова санкция предусмотрена этой статьей), кто еще подозревается или обвиняется в совершении этого преступления. Если бы кто-то из этих лиц, например, скрылся, то его объявили бы в розыск и везде развесили бы его данные, включая, кстати, и возраст. Так что это тоже не является тайной следствия. Вообще, если адвокатам все равно, то обществу не все равно, и по громкому уголовному делу общество все равно будет искать информацию. Только это будут слухи. Если адвокатам нужно, чтобы общество питалось слухами, и их не интересует общественное мнение, если такова их тактика, то Бог в помощь…

источник тот жк

Реклама