Патроны солдатам на посту не доверяли

Влад Челах – человек вспыльчивый, говорят его сослуживцы, но не могут припомнить ни одного конкретного факта. На очередном заседании суда в Талдыкоргане также выяснилось, что на «Арканкергене» в день, когда туда пришли пограничники «Сары-Боктера», рация не ловила. Чтобы выйти на связь, пограничникам пришлось идти несколько часов до плато Баис.

Во вторник в Талдыкоргане продолжилось рассмотрение дела пограничника Владислава Челаха. Его обвиняют в убийстве 14 сослуживцев и егеря.

Защита Челаха вызвала в суд для дачи показаний трех свидетелей, все они служили с обвиняемым с декабря 2011 по март 2012 года, проходили службу в учебной роте. Косинов, Богданов и Гусев в целом охарактеризовали Челаха как человека спокойного, неконфликтного. Ни одного случая ссоры Челаха с другими солдатами они не смогли припомнить.

Адвокат Сарсенов поинтересовался у солдат, что значит в их понимании кличка «Голод» (по версии обвинения, Челаху такую кличку дали сослуживцы) и действительно ли его так называли. Все трое не смогли объяснить значение этого слова, по их словам, обвиняемый никогда не ел сверх меры и не таскал из столовой продукты.

Тем не менее, после вопросов прокуроров и напоминания им о ранее данных показаниях свидетели защиты назвали Челаха человеком вспыльчивым. Просьбу адвоката дать определение этому слову и указать на конкретные примеры вспыльчивости подсудимого свидетели оставили без ответа.

Кинолог заставы «Сары-Боктер» Кабдрашев был вызван в суд как свидетель обвинения. По словам пограничника, он и водитель той же заставы Оралбаев 29 мая узнали от начальника поста «Сары-Боктер» Алексея Фомина о том, что «Арканкерген» не выходит на связь. На следующий день в восемь часов утра Кабдрашев и Оралбаев выехали на лошадях в сторону «Арканкергена» для обнаружения неполадок на линии и установления связи с постом. К часу дня они были на заставе, где обнаружили обгоревшие здания и труп егеря Кима.

Кабдрашев, давая показания, вдруг вспомнил, что на заставе были обнаружены две служебные собаки. При том, что в своих показаниях во время следствия свидетель ни разу о собаках не упоминал, в двух собственноручно написанных объяснительных также нет ни слова о животных. Вспомнить, как вели себя собаки после двух дней без воды и еды, кинолог заставы «Сары-Боктер» не смог. Кабдрашев вывел из вольера и напоил одну из собак, после чего вместе с Оралбаевым направился в сторону плато Баис.

Как положено, пограничники через каждые два часа выходили на связь со своей заставой по рации фирмы «Моторола», однако в районе «Арканкергена» связи не было, им пришлось в течение нескольких часов добираться до ровной местности плато Баис. Там дозорная группа и доложила начальству о случившемся.

Показания свидетеля Оралбаева почти под копирку повторяли показания Кабдрашева за исключением того, что Оралбаев не видел собак, хотя на въезде на заставу слышал их лай. Кроме того, оба пограничника вспомнили, что видели на развалинах еще дымившихся зданий казармы два автомата. В каком состоянии были автоматы, обгорели они или были пригодны для стрельбы, никто из участников процесса уточнять не стал.

Зато всех заинтересовала другая информация, рассказанная пограничниками. Оказывается, при выезде на боевое задание им не выдавали патронов. Оба дозорных по связи выехали с заставы «Сары-Боктер» без патронов, но с автоматами.

— Автоматы, видимо, им были нужны, чтобы отпугивать ворон, — предположил адвокат Сарсенов.

Отправлять солдат нести службу с оружием, но без патронов было в порядке вещей не только на заставе «Сары-Боктер». На прошлой неделе свидетель Аханов, временно заменявший начальника поста «Арканкерген» Кереева, сообщил суду, что в караул на заставе солдаты также ходили без патронов. Как считает адвокат Серик Сарсенов, патроны не выдавали солдатам, потому что офицеры им не доверяли, боялись, что те могут поубивать друг друга. Что касается внешних врагов — нарушителей государственной границы, об этом начальники особо не беспокоились.

Во вторник также продолжилась демонстрация видеозаписей следственных действий. Следственная группа подробно изучала и документировала расположение останков егеря Кима и солдата Аганаса. Собирала и документировала стреляные автоматные гильзы, осматривала конюшню и вольер для собак. Заседание во вторник завершилось зачитыванием протокола осмотра места происшествия, письменного описания уже увиденного на видео.

Между тем, матери погибших пограничников Татьяна Рей и Рабига Кыдыралиева заявили суду, что не желают больше присутствовать на процессе. Ни на допрос Челаха, ни на приговор они больше не приедут. Почти каждый день родители погибших пограничников под разными предлогами отпрашиваются у суда, некоторые обещают вернуться, другие, как Рей и Кыдыралиева, считают свое присутствие на суде бесполезным.

Автор: Касым ДЖАНИБЕКОВ

республика

Реклама