vlad chelakh kplus051212

Эта жуткая история кровавой расправы, жертвы которой были сожжены вместе со зданием заставы, моментально стала «хитом» всех мировых таблоидов. Только российский поисковик «Яндекс» выдает на «Челах» больше 57 миллионов (!) ответов.

Обнаружил, наконец, одну общую ценность, которая станет основой Евразийского союза. Того самого, что объединяет Россию, Казахстан и Белоруссию. Это тотальное неуважение к праву.

Мы все презираем это право, как буржуазный пережиток. И зря так все наши официозы накинулись на Хиллари Клинтон, сказавшую на днях в Дублине, что происходит советизация постсоветского пространства. Если она неправа, то только в том, что считает, будто одна только Россия «советизирует» всех партнеров, собирая их под свое крыло.

Ничего подобного. С ними ничего не нужно делать. Партнеры наши и сами по себе «хороши», будучи абсолютно суверенными в этом качестве. Причем настолько, что оторопь берет. И неизвестно еще, кто кого покруче будет в этой «советскости»…

11 декабря в Талдыкурганском военном суде Алма-Атинской области был вынесен приговор по самому скандальному уголовному делу в истории Казахстана. К пожизненному заключению был приговорен 20-летний рядовой солдат-срочник пограничных войск Владислав Челах. Он был признан виновным в убийстве 15 человек, произошедшем в конце мая этого года на пограничном посту «Арканкерген» неподалеку от казахстано-китайской границы. Эта жуткая история кровавой расправы, жертвы которой были сожжены вместе со зданием заставы, моментально стала «хитом» всех мировых таблоидов. Только российский поисковик «Яндекс» выдает на «Челах» больше 57 миллионов (!) ответов. Для сравнения: на фамилию казахстанского президента «Назарбаев» — в 10 раз меньше, всего 6 миллионов…

Президент, кстати, отреагировал достаточно быстро на трагедию, назвав ее «терактом». Впервые в истории страны был объявлен национальный траур.

Через несколько дней поисков в одном из охотничьих урочищ был найден единственный оставшийся в живых пограничник этой заставы, тот самый Владислав Челах. А еще через несколько дней стало известно, что ему было предъявлено обвинение в убийстве 15 человек. Среди них один офицер, командир поста, трое военнослужащих-контрактников, 11 солдат-срочников и егерь охотничьего хозяйства.

Не место здесь подробно пересказывать официальную версию следствия, из которой следует, что 19-летний мальчишка (20 ему стукнуло только в октябре), скорее похожий на постоянно недоедавшего на службе дистрофика (незадолго до призыва ему вырезали аппендицит), выглядел каким-то киношным Рэмбо. Перестреляв всех своих, он добрался до егеря, который спал в своем домике, расправился с ним, облил все трупы бензином, сжег их, то же самое сделал со зданием, один труп зачем-то оттащил к берегу протекавшей рядом реки, а затем, заметая следы, находясь в полном рассудке, рассыпал по всей округе стреляные гильзы, схватив принадлежащий командиру поста пистолет Макарова, ноутбук и карту местности, сбежал с места преступления.

Разумеется, казахстанские следаки после нескольких дней работы с Челахом предъявили взбудораженной общественности его признательные показания. Он все взял на себя. О присутствии адвоката в ходе этих следственных действий ничего не известно.

Потом в суде Челах отказался от этих показаний, утверждая, что их выбивали из него насильно. Тем не менее, эти показания так и остались главным и единственным доказательством его вины для суда. Можно вспомнить, что печально знаменитому генпрокурору СССР Андрею Януарьевичу Вышинскому приписывается крылатая фраза о том, что признание вины подсудимым является «царицей доказательств». Можно утверждать, что этот тезис был положен в основу «большого террора», учиненного «самым эффективным менеджером» в советской истории.

Можно еще много разного гневного и обличительного на эту тему произнести. Но зачем?

Если талдыкурганский (замените на любой другой- басманный, хамовнический, а проще — наш родной, советский, постсоветский, евразийский) суд при рассмотрении дела не учитывает, не исследует массу противоречащих официальной версии свидетельств и обстоятельств, ему предъявленных защитой и самим обвиняемым, а также проведенными экспертизами (трупов было не 15, а 18, некоторые из них — женские, стреляли не только из «калашниковых», но из оружия, которое отсутствовало у пограничников и проч.), а упрямо ведет к приговору, следуя ранее озвученной и, очевидно, спущенной сверху официальной версии, то это по-нашенски.

Более того, суд по делу Челаха не способен был даже установить мотив совершенного им преступления. А это, как утверждают квалифицированные юристы, является обязательной составной частью уголовного обвинения, без которого приговор не может быть признан законным. Так вот, эта неспособность стала отличительной чертой именно талдыкурганского суда.

Можно, конечно, поерничать по этому поводу и сказать, что в Казахстане, в отличие от России, некому даже на самом высоком уровне обозвать сегодня «козлами» таких «правоохранителей», как сделал это Дмитрий Медведев. Впрочем, в оправдание братьев-казахов заметим, что и это он сказал, не рассчитывая, что его услышит страна…

Зачем казахстанским властям понадобился такой позорный процесс? Очевидно же, что суд прошел в невероятной спешке, в буквальном смысле силком заталкивая туда подсудимого. Челах даже отказался от последнего слова, заявив, что не верит в справедливость судьи.

Есть несколько возможных объяснений. Через несколько дней, 16 декабря, в Казахстане будет отмечаться первая годовщина трагедии в Жанаозене, где полиция открыла стрельбу по толпе митингующих нефтяников. В общей сложности 16—17 декабря там, на западе Казахстана, погибло 16 человек. Значительная часть казахстанской общественности требует отменить празднование Дня независимости в этот траурный день. Власти страны и правоохранительные органы готовятся к этой дате серьезно, возможны осложнения…

Одним из элементов такой подготовки стало закрытие на три месяца нескольких десятков оппозиционных медиаресурсов, газет, телеканалов и интернет-изданий. Понятно, что бурные и вредоносные для власти дискуссии в связи с приговором Челаху, таким образом, теперь в значительной степени упреждены. Ведь только ленивый в Казахстане не считает, что мальчишка-пограничник «попал под раздачу» в попытке больших начальников этой страны скрыть истинную подоплеку событий у китайской границы. А она может привести к катастрофическим потрясениям в системе балансов между кланами, являющимися основой правящего в Казахстане режима.

Команды «открыть огонь по штабам» сверху еще не поступало. Ведь, если начнется такая «стрельба», чего доброго, и сам «верх» может обрушиться…

Что же касается бедного Владислава Челаха, которого суд, будто дополнительно над ним издеваясь, обязал выплатить больше 200 тысяч долларов потерпевшим, включая пограничную службу, то я очень опасаюсь, что его ждет судьба Омурбека Осмонова.

Этот несчастный киргизский парень был признан виновным в ДТП, в котором в Киргизии в марте 2009 года погиб незадолго ушедший до этого в отставку и перешедший в оппозицию глава администрации президента Бакиева, Медет Садыркулов и двое его спутников. Спустя год, на следующий день после свержения Курманбека Бакиева, водитель Осмонов был на зоне зарезан. Он мог оказаться ненужным свидетелем фальсификации властью расследования этого дела. Сегодня уже доказано, что Садыркулов был убит по приказу брата президента, главы службы его охраны, Жаныша Бакиева.

Такая вот у нас Евразия…

Аркадий Дубнов

 Public Post

 

Реклама