trial sarsenov chelakh totalkz

— адвокат самого известного на сегодняшний день пограничника Владислава Челаха Серик Сарсенов подал апелляционную жалобу на приговор суда

— апелляционная жалоба по приговору в отношении Владислава Челаха [текст]

————————————————————————-

адвокат самого известного на сегодняшний день пограничника Владислава Челаха Серик Сарсенов подал апелляционную жалобу на приговор суда

В ней он также описал свои претензии к судье Ерболу Ахметжанову…

Сарсенов сдал жалобу в канцелярию военного межрайонного специализированного суда в Алматы.

«Я в ней прошу вообще прекратить все дело и отменить приговор в порядке статьи 9 Уголовно-процессуального кодекса РК», — сказал  Сарсенов.

По словам адвоката, результаты рассмотрения апелляционной жалобы будут известны не ранее, чем в середине января 2013 года.

Напомним, суд над Владиславом Челахом начался 19 ноября в здании городского суда в Талдыкоргане. Председательствовал на процессе военный судья Ербол Ахметжанов. Челаху предъявили обвинения по восьми статьям Уголовного кодекса РК и девяти эпизодам: ст. 96 УК РК («Убийство»), ст. 145 УК РК («Нарушение неприкосновенности жилища»), ст. 172 УК РК («Незаконное получение госсекретов»), ст. 173 УК РК («Утрата документов, содержащих госсекреты»), ст. 175 УК РК («Кража»), ст. 251 и ст. 255 УК РК («Хищение и ношение оружия»), ст. 373 УК РК («Дезертирство») и ст. 387 УК РК («Умышленное уничтожение военного имущества»). Приговор был оглашен 11 декабря 2012 года. Суд признал подсудимого Челаха виновным и назначил наказание в виде пожизненного лишения свободы. Челах несколько раз заявлял во время суда, что не хочет на нем присутствовать. Адвокат настаивал на повторном проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы, полагая, что за время следствия у Владислава Челаха могли возникнуть серьезные психические расстройства.

Родители пограничника, которого обвиняли в убийстве 15 человек, продолжают настаивать на невиновности сына. Его мать Светлана Ващенко говорила, что один из погибших сослуживцев Челаха якобы жив и находится у себя дома. Данная версия не находит официального подтверждения.

total.kz

———————————————————

апелляционная жалоба по приговору в отношении Владислава Челаха

ВОЕННЫЙ  СУД

    РЕСПУБЛИКИ  КАЗАХСТАН

     от адвоката АГКА Сарсенова С.К.

     г.Алматы, ул.Сатпаева, 29/1

               т.8-7011110792

               (в интересах Челаха В.В.)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

Приговором Специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам Челах Владислав Валерьевич признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями: 96 ч.2 п.п. «а, в, д, к, н; 172 ч.1; 175 ч.2 п.п. «б, в»; 255 ч.3 п. «а»; 251 ч.1; 387 ч.2; 145 ч.2, и ему назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Данный судебный акт считаю заведомо неправосудным, поскольку он вынесен в нарушение принципов правосудия, установленных статьей 77 Конституции Республики Казахстан, а также задач и принципов уголовного процесса, предусмотренных главой 2 Уголовно-процессуального кодекса.

В ходе судебного разбирательства судья цинично глумился над конституционным назначением судебной власти, предусмотренным статьей 76 Конституции, лишив Челах В.В. гарантированных государством каждому прав на защиту и получение квалифицированной юридической помощи. Образно выражаясь, судья Ахметжанов Е.У. превратил уголовный процесс в низкопробную военно-судебную художественную самодеятельность, не имеющую  ничего общего с правосудием. 

Фактически Челах В.В. осужден лишь на основе его собственных признаний, полученных в результате применения пытки и обмана. В основу приговора положены не только не отвечающие требованиям достоверности и допустимости фактические данные, но и фальсифицированные доказательства.

Полагаю, что уже сейчас можно утверждать о попрании Республикой Казахстан положений Международного Пакта о гражданских и политических правах в связи с  лишением Челах В.В. права на справедливое разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Приведенные тезисы основаны на следующих обстоятельствах.

Так, согласно ст. 369 УПК приговор суда должен быть законным и обоснованным. приговор признается законным, если он постановлен с соблюдением всех требований закона и на основе закона. Приговор признается обоснованным, если он постановлен на основании всестороннего и объективного исследования в судебном заседании представленных суду доказательств.

В соответствии с пунктом 2 нормативного постановления Верховного Суда РК от 15.08.2002г. № 19 «О судебном приговоре» (далее – НП ВС от 2002г. №19) приговор является законным, если он постановлен в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона о процедуре судебного разбирательства на основе принципа состязательности и равноправия сторон с обеспечением их доступа к исследованию доказательств на равных основаниях, при условии правильного применения норм права.  Обоснованность приговора означает,  что он основывается на доказательствах, которые собраны с соблюдением требований закона, и непосредственно в судебном заседании полно, объективно и всесторонне исследованы, приведен их анализ и дана надлежащая оценка, а выводы суда мотивированы.

 Согласно пункту 5 НП ВС от 2002г. № 19 обвинительный приговор постановляется, если судом бесспорно установлено, что преступление совершено подсудимым, он виновен в его совершении, его вина подтверждена доказательствами, собранными с соблюдением требований закона. Виновность лица в совершении преступления признается доказанной лишь в тех случаях, когда суд, руководствуясь презумпцией невиновности, исследовав все доказательства непосредственно, толкуя все неустранимые сомнения в пользу подсудимого, в рамках надлежащей правовой процедуры, дал ответы на все вопросы, указанные в ст. 371 УПК.

 Приговор в отношении Челах В.В. не соответствует положениям и требованиям вышеприведенных норм права.

 НЕСООТВЕТСТВИЕ ОПИСАНИЯ ПРЕСТУПНОГО ДЕЯНИЯ, ПРИЗНАННОГО СУДОМ ДОКАЗАННЫМ, ФАКТИЧЕСКИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ДЕЛА.

 Описательная часть приговора (стр.2-6), в которой изложено описание преступных деяний, признанных судом доказанными, содержит элементы домыслов и фантазий судьи, передёргивания фактов.

 1.Описывая мотив совершения Челах убийств военнослужащих судья указал:

 -» В период прохождения  воинской службы на посту «Аркан-Керген» у Челах В.В. сложились неприязненные отношения с военнослужащими, которые систематически оскорбляли его нецензурными словами»;

-Челах В. воспринимал эти действия как, унижающие его достоинство. Вследствие всего этого Челах В. затаил обиду и у него возник умысел на противоправное причинение смерти своим сослуживцам».

 При этом суд не отразил следующие обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к указанному им мотиву убийств:

 -когда в период с 10 по 28 мая 2012г. и с кем конкретно из военнослужащих  у Челах сложились неприязненные отношения и в чем они выражались;

-кто из четырнадцати находившихся на посту » Аркан-Керген» военнослужащих оскорблял Челах нецензурной бранью и по какой причине;

-не раскрыто понятие «систематически»;

-с какого момента Челах стал воспринимать оскорбления нецензурной бранью как унижающие его достоинство;

-с какого дня Челах затаил обиду за оскорбления;

-в какой день в период с 10 по 28 мая у Челах возник умысел на убийство сослуживцев.

 Судья указал о возникновении у Челах умысла на «противоправное умышленное причинение смерти своим сослуживцам». Но ведь это полнейшая нелепость, поскольку умышленное причинение кому-либо смерти уже по определению не может быть признано правомерным. Полагаю, что если бы судья задумывался над значением применяемых слов, то он  не допустил бы подобного рода нелепость.

 Между тем, приведенный судом мотив совершения убийств военнослужащих полностью надуман и является плодом фантазии.

 Так, в явке с повинной Челах указал: » Все это я совершил из-за проявления со стороны других военнослужащих ко мне национализма, попыток унижения очень частых и я затаив обиду находясь на дежурстве сорвался…» (т.30, л.д. 61-65).

 В ходе дополнительного допроса в качестве подозреваемого от 05.05.2012г. Челах показал:

-» Я устал от издевательств со стороны сослуживцев, контрактных служащих, от их проявления национализма и неприязни к моей нации, от частых скандалов и попыток с их стороны устроить конфликт»;

-» Это произошло из-за постоянных конфликтов со стороны сослуживцев, которые ко мне «прикапывались», пытались затеять драки. Контрактник рядовой Сарсембаев иногда наносил удары, в область живота и в область груди»;

-«Это был порыв ярости, просто в голову сбрело совершить это преступление» (т.30, л.д. 66-74).

 При дополнительном допросе в качестве подозреваемого от 06.05.2012г. Челах показал:

-» Мысль убить всех у меня возникла после того, как 28 мая 2012 года в 04-00 часов часовым  заставы должен был заступить Аганас»;

-» Меня это все это разозлило и накипело за все предыдущие дни. Ближе к 05.000 часам м у меня возникла мысль убить всех, так я уже больше не мог терпеть такого отношения ко мне. Я на тот момент о том, что среди других военнослужащих имеются лица, которые меня не оскорбляли, не подумал. Так как большинство меня оскорбляло, я решил убить всех, а также убить других, чтобы не было свидетелей»;

-» Не знаю, у меня было помутнение, меня переклинило. Это произошло из-за постоянных конфликтов со стороны сослуживцев, которые ко мне «прикапывались», пытались затеять драки. Контрактник рядовой Сарсембаев иногда наносил удары, в область живота и в область груди» (эти показания перенесены полностью из допроса от 05.05.2012г.).  В этом же допросе, отвечая на вопрос о мотиве преступления, Челах ответил: «Дополнительно я говорю, что я просто устал от их издевательства»  (т.30, л.д. 75-97).

В протоколе проверки и уточнения показаний на месте от 07-08.05.2012г. указано: «…на вопрос о мотивах совершения преступления Челах ответил, что за все время нахождения на службе его унижали и оскорбляли часто, обращались как с животным» ( т.30, л.д. 124-164).

 Из приведенного видно, что ни  в так называемой явке с повинной, ни в последующих своих «признательных» показаниях Челах не показывает, что мотивом убийств послужили систематические оскорбления  нецензурными словами, которые унижали его достоинство.

 Вместе  с тем, согласно п.3 ч.1 ст. 117 УПК по уголовному делу подлежат доказыванию мотивы  совершенного деяния.

В соответствии с ч.1 ст. 124 УПК  «доказывание» состоит в собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дела».

 Согласно пункту 1  нормативного постановления Верховного Суда РК от 11.05.2007г. № 1 » О квалификации некоторых преступлений против жизни и здоровья человека» (далее —  НП ВС от 2007г. № 1) для обеспечения правильного применения уголовного закона при квалификации преступлений против личности и назначения справедливого наказания необходимо устанавливать  форму вины, вид умысла, мотивы и цель совершения преступления. Свои выводы суд должен мотивировать в приговоре с приведением допустимых и достоверных доказательств.

 Согласно ч.1 ст.379 УПК в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны быть приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

 Согласно пунктам 15, 18 НП ВС от 2002г. № 19 в нормативной части приговора должны быть приведены доказательства, дан их всесторонний анализ.

 Приведенные нормы права судом были полностью проигнорированы.

 В мотивировочной части приговора не приведено ни одного доказательства, подтверждающего вывод суда о мотиве Челах на убийство военнослужащих. В свою очередь это обстоятельство является  доказательством того, что суд попросту выдумал мотив совершения убийств, для осуждения невиновного.

 2.Описывая события, связанные с заступлением 28.05.2012г. Аганас К. часовым по пограничному посту, судья вновь приводит свои измышления.

 Так, в приговоре (стр.2) указано:

-«Через некоторое время Челах В. вернулся в спальное помещение и вновь потребовал от Аганаса К. приступить к исполнению обязанностей часового. Последний, поднявшись с постели, проявляя недовольство оскорбил Челах В. нецензурной бранью»;

-«Получив оружие, Аганас К. вновь  стал оскорблять и выражаться нецензурной бранью в адрес Челах В. и попытался ударить его прикладом автомата».

Подробного рода показания Челах никогда не давал, и какими фактическими данными руководствовался суд,  совершенно непонятно. В нарушение вышеприведенных требований норм права,  в мотивировочной части приговора суд не привел доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства, а именно что:

-Аганас оскорбил Челах нецензурной бранью, когда поднялся с постели; 

-получив оружие, Аганас вновь стал оскорблять Челах  и в  чем выражались эти оскорбления;

-после получения оружия Аганас вновь стал выражаться нецензурной бранью в адрес Челах;

-Аганас пытался ударить Челах прикладом автомата и в чем заключалась эта попытка.

 3.Суд указывает, что: 

-» Челах В. с целью умышленного убийства Рей Д. произвел в него выстрелы очередью из автомата  АКС-74 за № 5969202, от которых последний скончался » ( стр.3 приговора);

-«С целью доведения своего преступного умысла, направленного на убийство  двух и более лиц, а именно Рей Д., МаксотоваЭ., Амиргалиева Б…, Челах В. произвел в них контрольные выстрелы из пистолета ПМ и из дополнительно заряженного автомата» (стр.4 приговора).

 Приведенное также является домыслом судьи Ахметжанова Е.У.

 Во-первых, Челах никогда не давал показаний о том, что производил выстрелы в Рей Д. из автомата за № 5969202.

 Во-вторых, согласно выводам комиссионной судебно-медицинской экспертизы (заключение экспертов № 107/33) причина наступления смерти человека, останки которого обозначены как труп № 11 и признанные судом останками  Рей Д., не установлена. При таких обстоятельствах непонятно, на чем основан вывод суда, что Рей скончался от выстрелов очередью из автомата № 5969202.

 В-третьих, в соответствии с выводами заключений экспертов молекулярно-генетических  экспертиз №  237 и № 250 фрагменты костей трупа № 11 не исследовались. Проведенным институтом судебной медицины «Шарите» г.Берлин ФРГ  исследованием останков трупа № 11 клетки ДНК не выявлены и он не идентифицирован как Рей Д.

В-четвертых, Челах ни разу не давал показаний, что производил  контрольные выстрелы в Рей Д. из пистолета ПМ и дополнительно заряженного автомата.

 4.Описывая действия Именова и Акылбаева, суд указал: » В это время Именов М. и Акылбаев Р. попытались скрыться из спального помещения. Однако Челах настиг Именова М. в комнате для индивидуально воспитательной работы, а Акылбаева Р. в доме для офицерского состава, где выстрелами очередью из автомата совершил  умышленное убийство Именова М. и Акылбаева Р.»

 Излагая этот вывод, у судьи, видимо, не хватило полета фантазии, поскольку в приговоре не указано:

-в чем заключалась попытка Именова и Акылбаева скрыться из спального помещения;

-если это была только попытка, то каким образом они оказались в комнате ИВР и ДОСе;

-каким образом Акылбаев вышел (или выбежал, или выполз) из казармы и оказался в доме офицерского состава;

-по какой причине Акылбаев, выйдя из казармы на улицу, не убежал, а зашел в соседний дом офицерского состава;

-каким образом Челах «настигал» Именова и Акылбаева;

-кого из них Челах настиг первым;

-если убийства совершены выстрелами очередью из автомата, то все пули попали в цель.

 Без установления этих обстоятельств описание судом убийств Именова и Акылбаева не может быть признано полным.

 Между тем, Челах ни разу не дал показаний, даже отдаленно соответствующих описанию обстоятельствам убийств Именова и Акылбаева, изложенных судом.

 В мотивировочной части приговора не приведено ни одного доказательства, подтверждающего вывод суда. Более того, проведенными судебно-медицинскими экспертизами (заключения экспертов № 109/35 и № 114/36) причины наступления смерти трупов № 13 (якобы Акылбаев) и № 14 (якобы Именов) не установлены. Согласно выводу проведенной институтом судебной медицины «Шарите» г.Берлин ФРГ экспертизы в останках трупа № 13 обнаружены клетки ДНК и тем самым «не исключено», что речь идет о солдате Акылбаеве. То есть вывод немецких экспертов носит лишь предположительный характер и степень научной достоверности вывода не указана.

 5.Описывая  обстоятельства совершения убийства охранника охотничьего хозяйства ТОО «Тастау» Ким Р., суд не указал, с какого места Челах произвел первую автоматную очередь в него ( стр. 4 приговора), тогда как на видеозаписи проверки показаний на месте  он показывает, что начал стрелять в Ким с улицы, находясь в 2-3 метрах от  нижнего по течению реки входа на веранду.

 И это не случайное упущение суда. Место, с которого Челах якобы произвел первые выстрелы в Ким, и положение трупа, зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия, свидетельствуют о самооговоре Челаха.  Доводы будут приведены ниже.

 6.Описывая преступное деяние, предусмотренное ч.1 ст.172 УК суд указал: «Далее, Челах В., заведомо зная, что в сейфе канцелярии имеется секретная схема разведывательно-поисковой группы участка временного пограничного поста » Аркан Керген» с наименованием «Застава, барлау» с грифом «Купия», то есть секретно, открыв ключом сейф, похитил вышеуказанную секретную схему для ориентирования на местности при дезертирстве…» (стр.5 приговора).

 Приведенное описание, кроме обстоятельств завладения схемой, является домыслом суда.

В мотивировочной части приговора не приведено доказательств, подтверждающих  вывод о том, что : Челах заведомо знал о хранившейся  в сейфе секретной схеме; знал, что на схеме проставлен оттиск штампа «Купия», и в переводе на русский  язык это слово означает «секретно»; мотивом и целью было  хищение сведений, составляющих государственные секреты.

 7.В описании доказанного преступного деяния суд указал: «Кроме того, он переместил 5 автоматов из комнаты хранения оружия в столовое помещение, а затем произвел из хранившихся в пирамиде автоматов выстрелы внутри и с внешней стороны угла северо-восточных стен казармы» ( стр.6 приговора). Эти выводы являются не только передергиванием полученных в результате применения пытки «признательных» показаний Челах, но и  свидетельствуют о  непонимании судьей значения применяемых слов.

Так, слово «переместит» означает   передвинуть с одного места на другое (Современный толковый словарь русского языка под редакцией С.А.Кузнецова, изд. С-Петербург, «Норинт», 2004г., стр. 512).

 Челах не давал показаний, что передвигал либо переставлял пять автоматов из комнаты хранения оружия в столовую комнату и что производил выстрелы из хранившихся в пирамиде автоматов.

Словосочетание «выстрелы внутри и внешней стороны угла северо-восточных стен казармы» – это  какая-то несуразица. Что за угол из северо-восточных стен казармы, где он расположен, сколько у казармы было северо-восточных стен, каким образом и куда стрелял Челах  внутри угла, куда стрелял с внешней стороны угла для стороны защиты загадка. Если бы судья указал об угле северной и восточной стен казармы, что Челах производил выстрелы внутри казармы и снаружи, то  все было бы понятно.

Судья не указал, из скольки хранившихся в пирамиде автоматов произвел выстрелы Челах, сколько произвел выстрелов.

 В нарушение требований закона, в мотивировочной частим приговора суд не привел и не дал оценки доказательствам, подтверждающим выводы о том, что: Челах производил выстрелы из автоматов, хранившихся в пирамиде; стрелял из этих автоматов после того, как «переместил» 5 автоматов в столовое помещение.

 Таким образом, описанные судом обстоятельства основаны лишь на фактических данных, полученных в ходе осмотра места происшествия от 31.05.2012г. и выводах проведенных по делу судебно-баллистических экспертиз.

 8.В описании обстоятельства обнаружения и идентификации останков трупов военнослужащих и охранника охотничьего хозяйства Ким Р.Н., (стр.7-13 приговора) не приведены следующие существенные фактические данные, которые противоречат выводам суда об обстоятельствах  якобы совершения Челах  убийств:

 а) согласно выводам комиссионных судебно-медицинских экспертиз № 98/24 (останки трупа № 2- Амиргалиева Б.А.), № 99/25 (останки трупа № 3- Максотова А.И.), № 100/26 (останки трупа № 4- Сагингалиева Ж.Д.), 101/27 (останки трупа № 5- Балгабаева Д.Г.),  № 102/28 (останки трупа № 6- Мукашева Н.К.), № 103/29 (останки  трупа № 7 –Усипалиева Н.Д.), № 104/30 (останки трупа № 8 –Ильясова Ж.К.), № 105/31 (останки трупа № 9- Акышева Е.Е.), № 106/32 (останки трупа № 10- Сарсембаева Т.А.), № 107/33 (останки трупа № 11, по мнению суда принадлежат Рей Д.В.), № 109/35 (останки трупа № 13 –по мнению суда Акылбаева Р.Б.), № 114/36 (останки трупа № 14 –по мнению суда Именова М.С.) причина смерти этих лиц не  установлена;

 б) согласно выводам заключения экспертов № 101/27 комиссионной судебно-медицинской экспертизы останков трупа № 5, идентифицированного как  Балгабаев Д.Г., обнаружены два пулевых ранения, однако установить из какого огнестрельного оружия были произведены выстрелы не представилось возможным;

 в) по заключению экспертов № 99/25 комиссионной судебно-медицинской экспертизы останков трупа № 3, идентифицированного как Максатов А.И., обнаружены:

-множественные переломы затылочной кости слева и левой височной кости;

-множественные переломы тела первого  шейного позвонка;

-полный перелом третьего ребра. Точная причина образования переломов не установлена;

                                                             П

ФАКТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ, ПРОТИВОРЕЧАЩИЕ ВЫВОДАМ СУДА О ВИНОВНОСТИ ЧЕЛАХ В.В. В СОВЕРШЕНИИ УБИЙСТВ.

 Согласно ст. 8 УПК одной из задач уголовного процесса является справедливое судебное разбирательство. Установленный законом порядок производства по уголовным делам должен обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина.

 

Согласно ч.1 ст.10 УПК суд  при производстве по уголовным делам обязан точно соблюдать требования Конституции, Уголовно-процессуального кодекса и иных нормативных правовых актов.

 

В соответствии с ч.1 ст.15 УПК суд обязан охранять права и свободы граждан, участвующих в уголовном процессе, создавать условия для их осуществления, принимать своевременные меры к удовлетворению законных требований участников процесса.

 

В соответствии с ч.ч.1, 6, 7 ст.23 УПК уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность. создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, основывает процессуальное решение лишь на тех доказательствах, участие  в исследовании которых на равных основаниях было обеспечено каждой из сторон.

 

Согласно ст.24 УПК суд обязан принять все  предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, сохраняя объективность и беспристрастность, создать сторонам необходимые условия для реализации их прав на всестороннее и полное исследование обстоятельств дела. Выяснению по делу подлежат обстоятельства как уличающие, так и  оправдывающие обвиняемого. Судом должны быть проверены заявления о невиновности и наличии доказательств, оправдывающих обвиняемого.

 

Согласно ч.3 ст.375 УПК обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

 

Закрепляя эти требования закона, Верховный Суд в пункте 26 нормативного постановления  от 2004г. № 4 » О некоторых вопросах оценки доказательств по уголовным делам» (далее – НП ВС от 2004г. № 4) указывает, что » суд не вправе вынести обвинительный приговор, если не проверены и не оценены все доводы в защиту подсудимого, не устранены все сомнения в его виновности.

 И, наконец, согласно пункту 17 НП ВС от 2002г. № 19 обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть подтвержден достаточной совокупностью достоверных доказательств. По делу должны исследоваться все возникшие версии. Имеющиеся противоречия между доказательствами подлежат выяснению и оценке. Неустранимые сомнения в виновности подсудимого, а также сомнения,  возникающие при применении уголовно-процессуального закона, толкуются в его пользу.

 В ходе судебного разбирательства судья Ахметжанов Е.У. грубо нарушил вышеприведенные задачи и принципы уголовного процесса, а также требования Верховного Суда, что подтверждается следующими обстоятельствами.

 1.Так, в мотивировочной части приговора суд указал: «Таким образом, довод адвоката Сарсенова С. о том, что на пепелище казарменного помещения, дома офицерского состава обнаружены костные останки 18 людей, являются не только несостоятельными, но и не соответствующими фактическим установленным обстоятельствам дела» (стр.81 приговора).

 В обоснование этого вывода, а также решения об отказе удовлетворения ходатайства о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы по не исследованным, по мнению защиты,  костным останкам судья сослался на выводы проведенных по делу экспертиз экспертами Казахстана и Германии, по которым якобы исследованы все костные останки, были даны ответы на все поставленные вопросы  и выводы дополняют друг друга.

 

О полной юридической ничтожности выводов суда свидетельствуют следующие обстоятельства.

 

Во-первых, согласно протоколу осмотра места происшествия от 31.05.2012г. (т.2, л.д. 2-25) при осмотре руин дома офицерского состава с восточной стороны здания обнаружены две металлические кровати. На просмотренной в судебном заседании видеозаписи этого следственного действия видно, что кровати стояли вдоль восточной стены и расстояние между их спинками  было не менее полутора метров.

 

В протоколе указано:

-«Под первой кроватью, которая расположена ближе к восточно-северному углу стен, обнаружен и изъяты фрагмент диска трубчатой кости и 5 фрагментов мелких трубчатых костей»;

-«Под второй кроватью расположенной ближе  юго-восточной стене, обнаружен фрагмент трубчатой кости длиной 5х1 см. Под слоем золы обнаружен головки длиной трубчатой кости, длиною около 7 см., которые условно обозначены фрагментами костей трупа человека № 13»;

-«В восточно-северном углу при раскрытии завалов, обнаружена и изъята 1 гильза от патрона к пистолету ПМ, калибра 9 мм»;

-«При раскрытии руин западной стены Дома офицерского состава, обнаружены и изъяты 2 гильзы и 2 пули от автомата АК».

 

В протоколе не указано каким образом были упакованы изъятые под кроватями фрагменты костей, какими печатями и каким образом опечатаны пакеты. Изъятие гильз и пуль также не описано.

 

В нарушение требований ч.7 ст. 222 УПК осмотр обнаруженных гильз и пуль произведен не был. В протоколе не указаны их размеры, не отражено наличие капсулей в гильзах, и если они были, то  имелись ли на них следы воздействия бойка ( т.е. стрелянные или нет гильзы).

 

Суд не дал в приговоре оценки нарушениям законности, допущенным при изъятии костей, гильз и пуль, тогда как они дают основания сомневаться  в достоверности всех проведенных в последующем судебных экспертиз по этим объектам.

 

В судебных заседаниях 23.11.2012г. и 26.11.2012г. были просмотрены 6 миникассет видеозаписи  осмотра места происшествия от 31.05.2012г. Шестая миникассета заканчивается записью осмотра летней кухни. Видеозаписи упаковки изъятых объектов и окончания этого следственного действия не имеется. В нарушение  требований ч.4 ст. 129 УПК в протоколе не указано, какие миникассеты применялись, сколько их было использовано и приобщено к протоколу. Все эти обстоятельства ставят под сомнение достоверность фактических данных, указанных в протоколе. Более того на миникассете № 4 зафиксировано, как солдат обнаружил два костных фрагмента вдали от кроватей, во рву, проходящему посредине дома офицерского состава. Изъятие этих фрагментов в протоколе не отражено, и в ходе следствия не установлено кому они принадлежали.

 Таким образом, исходя из протокола ОМП и видеозаписей, костные фрагменты обнаруженные под второй кроватью, обозначены как фрагменты трупа № 13. Костные фрагменты, изъятые под первой кроватью не обозначены как фрагменты еще одного трупа.  Два костных фрагмента, обнаруженных солдатом во рву, не изъяты.

 Из заключения экспертов № 109/35 судебно-медицинской экспертизы следует, что объекты исследования были доставлены в одном  бумажном  неопечатанном конверте с рукописной надписью «останки трупа № 13 изъято из комнаты офицерского состава от 31.05.2012г. сл-ль Понятые 1.2.

 Внутри этого конверта находилось два полимерных пакета, условно обозначенных как № 1 и № 2. Исходя из описания экспертами  костных фрагментов и записей на находившихся в пакетах бирках следует, что в пакете № 1 были фрагменты, изъятые из-под  второй кровати по осмотру места происшествия, а в пакете № 2 – из-под первой кровати.

Для проведения молекулярно-геномного исследования был направлен только фрагмент эпифиза длиной трубчатой кости из пакета № 2 (т.е. изъятый под первой кроватью и обозначенный как труп № 13). Костные фрагменты, изъятые под второй кроватью, не направлялись.

 Согласно заключению эксперта  молекулярно-генетической экспертизы № 239 для исследования был представлен фрагмент плечевой кости (дистальный эпифиз плечевой кости 7х3,5х2,5см.) Фрагмент плечевой кости трупа № 13 не исследовался  в виду его обугливания до стадии белого каления.

 В соответствии с постановлением о назначении судебной малекулярно-генетической экспертизы от 22.06.2012г. ( т.14, л.д. 9-13) на исследование в институт судебной медицины Шарите ФРГ в виде останков трупа № 13 были направлены:

-фрагмент головки плечевой кости (дистальный эпифиз плечевой кости), фрагмент трубчатой кости, упакованные в пакет № 13;

-множественные мелкие костные объекты, упакованные в пакет № 13/1

 Можно лишь предположить, что в пакете № 13 находились фрагменты костей, обнаруженных под второй кроватью дома офицерского состава при осмотре места происшествия и обозначенные как труп № 13, а в  пакете № 13/1, обнаруженные под первой кроватью.

 В материалах дела не имеется процессуального документа о том,  когда и кем костные фрагменты были упакованы в пакеты № 13 и  13/1.

 По заключению геномной экспертизы Института судебной экспертизы Шарите были исследованы останки трупов из пакетов № 13 и13/1. Анализ мт ДНК сильно обугленных останков трупа  13 обнаруживает четыре секвенционных полиморфизма, которые имеются в крови матери солдата Акылбаева и  тем самым «не исключено», что в случае останков трупа 13 речь идет о солдате Акылбаеве. В заключении не указано, во всех костных останках, находившихся в двух пакетах (№ 13 и 13/1), были выделены ДНК или они обнаружены в останках, предоставленных в  одном из этих пакетов.

 Суд не исследовал эти  существенные обстоятельства, не дал им оценки в приговоре и поэтому незаконно и необоснованно, основываясь лишь на предположительном выводе немецких экспертов, признал человеческие останки, обнаруженные под двумя кроватями, как труп Акылбаева Р.Б.

 На основании вышеизложенного сторона защиты считает, что при осмотре места происшествия 31.05.2012г. под одной из кроватей были обнаружены останки трупа неизвестного лица, которые условно можно обозначить как № 16.

 Во-вторых, по материалам уголовного дела установлено, что дом офицерского состава состоял из двух комнат – восточной и западной. В восточной комнате стояли две кровати вдоль восточной стены, а в западной комнате ближе к северной стене была входная дверь в дом.

 Согласно протоколу дополнительного осмотра места происшествия от 01.06.2012г. (т.2, л.д.112-116) в северо-западной стороне дома офицерского состава, на расстоянии 2,5 метров от окна, проходящего по середине дома с юга на север, были обнаружены и изъяты крестцовая кость, фрагмент копчика, фрагменты лучевой кости предплечья, которые были упакованы в полиэтиленовый пакет № 4.

 По прилагаемой к протоколу схеме видно, что кости обнаружены в западной комнате недалеко от входной двери в дом, то есть не в той комнате, где были обнаружены останки трупов под кроватями.

 Согласно заключению эксперта молекулярно-генетической экспертизы № 248, представленные в полимерном пакете № 4 фрагменты костей, изъятые при дополнительном осмотре дома офицерского состава, не исследовались в виду их обугливания до стадии белого каления.

 Эти фрагменты костей для исследования в Институт судебной медицины Шарите ФРГ не направлялись, что  подтверждается перечнем объектов, указанных в постановлении о назначении судебной малекулярно-генетической  экспертизы от 22.06.2012г. (т.14, л.д.9-13).

 Таким образом, показания в суде Челах о том, что в доме офицерского состава он видел труп неизвестного человека, подтверждаются фактическими данными, установленными  в ходе дополнительного осмотра места происшествия от 01.06.2012года.  В этой связи  «критическое» отношение суда к показаниям Челах  по поводу того, что он запинался и  допускал ошибки при произношении отдельных предложений, что показания были заранее напечатаны защитником, следует признать лишь крючкотворством за отсутствием  у суда юридических доводов.

 С учетом изложенных обстоятельств, сторона защиты условно считает останки этого человека как труп  неизвестного № 17.

В-третьих, согласно протоколу дополнительного осмотра происшествия от 08.06.2012г. (т.3, л.д. 32-36) в бывшей столовой казармы  обнаружены и изъяты фрагменты костей, упакованные в пакеты № 1/1, № 2, № 17/1. На схеме к протоколу ОМП видно, что фрагменты костей находились друг от друга на расстоянии  1-2 метра.

 Согласно заключению экспертов № 41 ( т.13, л.д. 3-22) в пакетах №№ 1/1, 2, 17/1 находилось множество мелких костных фрагментов скелета человека, среди которых были  различимы фрагменты губчатых, длинных и коротких трубчатых костей. В связи с тем, что костные фрагменты находятся в состоянии серого и белого  каления, молекулярно-геномное исследование не проводилось.

 В соответствии  с постановлением о назначении судебной молекулярно-генетической экспертизы от 22.06.2012г., изъятые в ходе дополнительного ОМП от 18.06.2012г. в столовом помещении костные фрагменты были направлены для исследования в Институт судебной медицины Шарите ФРГ.

 Согласно заключению Института судебной экспертизы Шарите от 29.08.2012г. эти костные останки не исследовались.

 Таким образом, на основании изложенных фактических данных можно утверждать, что  в столовой казармы были обнаружены останки трупа не

установленного лица и обозначить их как труп № 18. Это обстоятельство является бесспорным доказательством показаний Челах о том, что в столовой он видел труп неизвестного лица.

 В нарушение требований норм права суд не исследовал и не дал оценки в приговоре фактам обнаружения в доме офицерского состава и столовом  помещении казармы останков трех трупов неизвестных лиц.

 Для правильной оценки судом апелляционной инстанции всех вышеприведенных доводов по трем неидентифицированным трупам считаю необходимым лишь отметить, что понятие «не исследовались» и словосочетание «исследовались, но не получены необходимые результаты» несут разное смысловое значение, которое, видимо, не понимает судья Ахметжанов Е.У. ( это по поводу якобы исследования всех костных останков).

2.На предварительном следствии и  судом достоверно  установлено, что на пограничном посту «Аркан Керген» из боевого оружия имелось 14 автоматов АКС-74 калибра 5,45 мм. и один пистолет Макарова, закрепленный за начальником поста капитаном Кереевым А.

В ходе осмотров мест происшествия в бывшей казарме и около ее северо-восточного угла, доме офицерского состава,  складе  было обнаружено и изъято множество стрелянных и разорвавшихся автоматных гильз патрона калибра 5,45 мм. .

 Кроме того, в ходе проведенных дополнительных осмотров мест происшествия: от 01.06.2012г. (склад продовольственно-фуражного снабжения); от 02.06.2012г. (сектор 1 казармы); от 03.06.2012г. ( сектора 1 и 2 казармы); от 07.06.2012г. (казарма); от 08.06.2012г. (казарма) было обнаружено и изъято 19 гильз калибра 7,62 мм. со следами бойка на капсулях (т.е. стреляных гильз). В протоколах этих дополнительных осмотров не отражено наличие коррозии на гильзах, а также не указана длина гильз, тогда как гильзы калибра 7,62 мм. бывают длиной 39 мм. (для стрельбы из автоматов) и длиной 53 мм. (для стрельбы из снайперских винтовок, пулеметов и карабинов).

 Обнаружение на месте происшествия стреляных гильз к оружию, которое не имелось на пограничном посту, является доказательством достоверности показаний Челах о нападении на пост, которые он дал после его задержания 04.06.2012г. в ходе допроса и в суде.

 Задержание Челаха было произведено военнослужащими в/ч 2484 Нурболатулы А., Мулдагалиев Е.Б., Шарапиев Р.А..   Будучи, допрошенными в судебном заседании, они показали, что Челах говорил им о нападении неизвестными на пост.

 Как указано выше, проведенными судебно-медицинскими экспертизами причины смерти 12-ти военнослужащих не установлены, и эти обстоятельства свидетельствуют о несостоятельности вывода суда об убийстве всех пограничников исключительно из оружия, имевшегося на пограничном посту.

 В приговоре суд не только не дал оценки фактам обнаружения гильз калибра 7,62 мм. и показаниям свидетелей Нурболатулы, Мулдагалиева и  Шарапиева, но и вообще не отразил эти обстоятельства.

 Более того, для обоснования своего вывода о виновности Челах, судья Ахметжанов умышленно извращает фактические данные по делу, указывая в приговоре (стр.35):

-» Таким образом, суд считает, что обнаружение на месте происшествия гильз и пуль, которые были выстреляны только из одного автомата и пистолета, состоявших на вооружении воинской части 2484 ПС  КНБ РК, полностью согласуются с первичными показаниями Челах В.,…»;

-«Наряду с этим суд считает, что факт обнаружения на месте  происшествия гильз и пуль, которые были выстреляны из оружия временного пограничного поста «Аркан-Керген», свидетельствует, что на пограничном посту какое-либо другое оружие из вне для убийства военнослужащих и Ким Р., не применялось».

 Эти  юридические опусы судьи опровергаются объективными данными:

-фактами обнаружения гильз калибра 7,62 и колец от запалов к гранатам;

-выводами заключения эксперта № 101/27, согласно которым у Балгабаева Д. обнаружены два пулевых ранения, но не установлено, из какого вида оружия были произведены выстрелы (значит, не исключено, что ранения могли быть нанесены пулями калибра 7,62 мм.);

-выводами заключений экспертов № 111/37 и № 45, согласно которым не установлено, что пулевое ранение на голове Аганас К.А. причинено в результате выстрела из пистолета Макарова серии ИН № 1670, закрепленного за Кереевым А.;

-выводами заключения эксперта № 46, согласно которым не установлено, что все пулевые ранения, обнаруженные на теле Ким Р.Н. причинены пулей калибра 5,45 мм.

 Надеюсь, что суд апелляционной инстанции  даст оценку приведенным обстоятельствам.

В качестве ремарки хотелось бы только отметить, что орган уголовного преследования, отвергая нападение на пост  и применение при этом оружия калибра 7,62 мм., сослался на наличие на гильзах наслоений коррозии. однако этот довод несостоятелен, поскольку согласно заключению эксперта № 2949 от  30.07.2012г. на гильзах калибра 5,45 мм. в количестве 840 штук и 2139 пулях калибра 5,45 мм., изъятых с места происшествия, обнаружены наслоения коррозии металла.

 Видимо, не случайно в судебном заседании 06.12.2012г. суд, без указания мотивов, отказал в удовлетворении моего ходатайства об осмотре приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств гильз калибра 7,62 мм. Тем самым судья не только грубо нарушил  требования ч.1 ст.356 УПК, но и превысил власть, ограничив права Челах на защиту.

 3.В соответствии с протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 02.06.2012г. (т.2, л.д.131-133) в бывшем доме офицерского состава были обнаружены два металлических кольца, одно из которых было с чекой.

 Согласно заключению экспертов № 5941 от 17.07.2012г. (т.21, л.д. 88-89) изъятые предметы являются кольцом и кольцом  со шплинтом (чекой) от взрывателя УЗРГМ ручных гранат.

 Эти фактические данные, которые невозможно опровергнуть, подтверждают довод Челах о нападении неизвестных лиц на пост и что возможно при этом применялись ручные гранаты.

 В то же время в приговоре суд не дал оценки факту обнаружения в доме офицерского состава колец к взрывателям ручных гранат  и лишь в обоснование своего  вывода о не производившихся взрывах на  посту указал (стр.82):

-» Также в ходе главного судебного разбирательства полностью опровергнуты доводы защиты о якобы произведенных взрывах на временном посту посторонними лицами, и что причиной пожара был взрыв.

-«Судом по делу был допрошен эксперт Карсыбаев С.С., проводивший пожарно-техническую экспертизу с выездом на место происшествия. Эксперт научно обосновал причину пожара – поджог, отсутствие признаков взрыва, о чем он указал в исследовательской и заключительной части пожарно-технической экспертизы».

 На эти очередные измышления,  попросту говоря вранье  доблестного судьи Ахметжанова  можно привести следующие доводы.

 Во-первых, в ходе судебного следствия ни я, ни другие защитники никогда не заявляли и не приводили доводов о том, что причиной пожара был взрыв. В этом легко  можно убедиться, просмотрев видеозапись и прослушав аудиозапись главного судебного разбирательства.

 Во-вторых,   на суде, ни в исследовательской части заключения  № 2703 пожарно-технической экспертизы, а тем более в ее «заключительной части» эксперт Карсыбаев С.С. не только научно, но вообще не обосновал свой вывод о том, что: «На территории пограничного поста на месте пожара  следов присущие для взрыва, в том числе боевых гранат и снарядов не выявлены».

 В заключении Карсыбаев не указал содержание ии результаты проведенных исследований по этому вопросу, использованные научные методики, зарегистрированные в Государственном реестре методик судебно-экспертных исследований Республики Казахстан, то есть нарушил требования ч.2 ст.251 УПК.

 Давая вывод об отсутствии следов взрыва, эксперт нарушил требования ст. 252 УПК и вышел за пределы своих специальных знаний, поскольку в соответствии с Инструкцией по производству судебных экспертиз и специальных исследований в ЦСЭ МЮ РК задачами пожарно-технической экспертизы являются:

-определение места возникновения первоначального горения (очага, направления распространения горения, особенностей);

-механизм возникновения и развития горения;

-выявление обстоятельств, способствующих возникновению и развитию пожара.

 Согласно этой же Инструкции установление факта взрыва относится к задачам судебной взрывотехнической экспертизы.

 Вывод № 3 заключения о том, что: «По разрушениям от пожара видно, что первоначально загорелись помещения казармы и продуктового склада, во вторую очередь загорелись тело военнослужащего и летняя столовая, между очагам пожаров соединяющихся следов горения, кроме спальни и комнаты офицеров не имеется» это полнейшая  ересь. Как можно утверждать о последовательности возгорания, если соединяющих следов между объектами горения не имеется?! В обоснование этого вывода эксперт не привел в заключение проведенных им научных исследований.

 На основании вышеуказанных обстоятельств мною в судебном заседании 28.11.2012г. было заявлено ходатайство о признании заключения эксперта № 2703 недостоверным и недопустимым доказательством.

 Нарушив требования статей 10 ч.1, 15 ч.1, 23 ч.6, 102 ч.ч.5, 6, 314 ч.3, 343 ч.3 УПК, суд без указания мотивов отказал в удовлетворении ходатайства в очередной раз, ограничив тем самым права Челах на защиту и получение квалифицированной юридической помощи.

Судья проигнорировал требования пунктов 11, 12, 13 нормативного постановления Верховного Суда РК от 26.11.2004г. № 16 » О судебной экспертизе по уголовным делам»  и  пункта 16 НП ВС РК от 2006г. № 4 и не дал в приговоре оценки заключению эксперта № 2703 как предусмотрено этими нормами права.

 4.Согласно протоколу осмотра места происшествия  от 31.05.2012г. (т.2, л.д.26-68) на веранде дома сторожа охотничьего хозяйства ТОО «Тастау», имеющей два свободных входа  и входную дверь в дом, обнаружен труп охранника Ким Р. с множественными огнестрельными ранениями. Труп лежит на животе левым боком. Рядом с трупом на полу веранды обнаружено 7 стреляных гильз калибра 5,45 мм.

 На схеме к протоколу ОМП и по просмотренной в судебном заседании видеозаписи этого следственного действия видно, что один вход на веранду расположен со двора охотничьего хозяйства ниже по течению протекающей рядом с домом реки (условно обозначим его как вход № 1), а второй – выше по течению реки (обозначим его как вход № 2). На видеозаписи и фотографиях к протоколу ОМП также видно, что Ким лежит на полу веранды головой к входу № 1 на веранду.

 В протоколе проверки показаний на месте от 07.08 июня 2012 г. в изложении показаний Челаха об обстоятельствах убийства Ким Р. не указано, со стороны какого входа на веранду дома на улице они разговаривали, и с какого места он произвел первую автоматную очередь в потерпевшего, когда он пошел в дом. Однако по видеозаписи  видно, как Челах показывает, что произвел первую очередь в спину Ким с улицы с  2-3 метров от входа № 1 на веранду, когда тот шел по веранде к двери в дом, а затем зашел на веранду и произвел еще одну очередь в лежащего охранника.

 В ходе предварительного следствия Челах отказался от своих признательных показаний.

В судебном заседании 28.11.2012г., в целях обеспечения требований ст. 24 УПК для проверки судом заявления Челах о невиновности и выяснению обстоятельств, оправдывающих его, мною было заявлено ходатайство о назначении судебной медико-криминалистической экспертизы (ситуационной) для разрешения вопроса: » Мог ли с учетом показаний Челах В. идущий по веранде Ким Р. при стрельбе ему в спину очередью из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм. развернуться и упасть на живот головой в стороону стрелявшего?».

 В обоснование необходимости назначения  экспертизы были приведены доводы, что при осмотре места происшествия 31.05.2012г. стреляные гильзы около входа № 1 на веранду (откуда Челах якобы произвел первую очередь из автомата в Ким) стреляные гильзы не обнаружены. На семи гильзах, изъятых на веранде, следы рук Челах и потожировые следы не обнаружены, что является доказательством невиновности Челах. Кроме того,  по законам кинетики и механики, при стрельбе в спину идущему Ким он вероятнее всего должен был упасть по ходу движения, то есть ногами в сторону стрелявшего. Проигнорировав требования статей  8, 10, 15, 23, 102, 314, 343 УПК суд не разрешил ходатайство и превысил свои полномочия «оставшего открытым». Тем самым суд лишил сторону защиты предоставленного законом права заявить ходатайство повторно в случае отказа в его удовлетворении, что является ограничением права Челах на защиту.

Лишь в приговоре суд отказал в удовлетворении этого ходатайства, приведя в обоснование своего решения неубедительные и спорные доводы.

 Например, суд ссылается на результаты проведенных судебно-медицинской и баллистической экспертиз, которые сторона защиты не оспаривает. Но какое они имеют отношение к предмету ходатайства, непонятно. Суд указывает, что Челах произвел в Ким 9 выстрелов, тогда как он не давал таких показаний и не рассказывал сокамерникам о количестве произведенных выстрелов. Указывая о 9-ти выстрелах, суд, видимо, исходил из количества обнаруженных на трупе Ким ранений, но не принял во внимание, что не все пули могли попасть в цель. Кроме того, проведенными экспертизами не установлено, что все ранения Ким причинены пулями калибра 5,45 мм.

 Таким образом, суд не обеспечил полноту, всесторонность, объективность исследования обстоятельств дела и проверку доводов Челах о невиновности.

 5.Судом не дана оценка следующим обстоятельствам, также противоречащим вывод о виновности Челах в совершении убийств.

 Во-первых, в ходе дополнительного осмотра места происшествия от 01.06.2012г. в продовольственно-фуражном складе было изъято пять фрагментов обугленных костей, упакованных в пакеты №№ 1-6 (т.2, л.д.103-105).

Согласно постановлению о назначении судебной молекулярно-генетической экспертизы от 22.06.2012г. все пять фрагментов костей были направлены на исследование в Институт судебной медицины Шарите ФРГ.

 Согласно заключению Института судебной медицины Шарите от  29.08.2012г. исследования по пяти фрагментам костей, изъятым в продовольственно-фуражном складе, не проводились. Исследовались лишь останки трупов № 11, № 13 и № 14.

Таким образом, эти фрагменты обугленных костей не идентифицированы и с полным основанием можно утверждать об обнаружении на месте происшествия останков трупа неизвестного лица № 19.

 В приговоре суд не дал оценки описанным обстоятельствам.

 Во-вторых, на основе признательных показаний Челаха, полученных в результате пытки, суд признал, что 27 мая 2012г. он заступил дежурным по пограничному посту, и у него находились ключи от оружейной комнаты, сейфа, в котором хранился пистолет и  шкафов с боеприпасами.

 В то же время судом не установлено, куда пропали эти ключи после якобы совершения Челах убийств. В ходе предварительного следствия этот вопрос не выяснялся. при проведении многочисленных осмотров мест происшествия в том числе путем просеивания золы и земли на пепелищах, ключи не были обнаружены. На негласных видеозаписях разговоров Челаха с сокамерниками, которые суд считает бесспорными доказательствами его виновности, не содержится информации по ключам.

 В-третьих, судом достоверно не установлено, были ли шкафы и сейф открыты ключами либо иным способом. необходимые судебно-криминалистические трассологические экспертизы для выяснения этих вопросов не проводились. Эти обстоятельства имеют существенное значение, поскольку Челах отрицает совершение убийств и в своих первых показаниях от 04.06.2012г. и в суде показал, что с 04 часов 28.05.2012г. был часовым по посту, а не дежурным. То есть ключей от оружейки и сейфов у него не было и он не мог завладеть оружием и совершить убийства.

 На видеозаписи осмотра места происшествия от 31.05.2012г. видно, что на одном из металлических шкафов висел замок, который был сбит участником следственного действия с помощью какого-то металлического предмета. Это обстоятельство в протоколе не отражено, и замок почему-то с места происшествия не изъят. По видеозаписи видно, что еще один шкаф закрывался на навесной замок, однако в ходе осмотров казармы замок не обнаружен.

 В судебном заседании 27.11.2012г. мною было заявлено ходатайство о назначении судебных криминалистических экспертиз для установления, каким образом вскрывались врезные замки сейфа и одного из шкафов, имеются ли следы применения отмычек или иных предметов, были ли они взломаны. Без указания мотивов суд в судебном заседании 04.12.2012г. отказал в удовлетворении ходатайства.

 В-четвертых, проведенными по делу судебно-баллистическими экспертизами не идентифицировано оружие, из которого отстреляны несколько десятков гильз калибра 5,45 мм., изъятых с мест происшествия.

 Этими обстоятельствами опровергается вывод суда, что на пограничном посту не применялось иное оружие, кроме имевшихся на вооружении автоматов.

В-пятых,  судом в приговоре не дана оценка факту обнаружения множества стреляных гильз калибра 5,45 мм. на продовольственно-фуражном складе в ходе осмотров от 31.05.2012г. и 01.06.2012г.

 В-шестых,  по выводам суда Челах производил выстрелы из всех автоматов, находившихся в пирамиде и кроме того пяти автоматов, обнаруженных в столовом помещении.

 В то же время, согласно проведенной судебной экспертизы на руках и лице Челах следы оружейной смазки не обнаружены.

 В-седьмых, согласно протоколу осмотра места происшествия от 31.05.2012г. в казарме на месте сгоревшей оружейной комнаты в металлическом шкафу был обнаружен один сгоревший бинокль. перед шкафом обнаружено 14 металлических касок и 9 саперных лопат.

 По материалам дела на пограничном посту «Аркан Керген» было 6 биноклей и  14 малых саперных лопат.

 Челах показал, что помимо вещей погибших, пистолета и радиостанции, он забрал один бинокль, который остался в зимовке, где его задержали 04.06.2012г.

Суд не дал оценки обстоятельству исчезновения с поста 4-х биноклей и 5 малых саперных лопат. Думаю, что они не могли сгореть при пожаре и были похищены напавшими на пост неизвестными, о которых показывает Челах.

 Согласно протоколу осмотра жилого помещения от 04.06.2012г. (т.29, л.д.124-126) в доме, где ночевал и был задержан Челах, были изъяты предметы, которые он забрал на пограничном посту, не обнаружен бинокль. По видеозаписи этого следственного действия видно, что на входной двери дома имеется навесной замок, который был снят без применения ключа.

 В ходе дополнительного осмотра этого дома хозяйка Байтубекова А.К. заявила, что пропали два блока сигарет «Казахстанские» и еще шесть пачек.

 Суд не дал оценки факту хищения бинокля и сигарет, тогда как это обстоятельство дает основание сомневаться в достоверности фактических данных, описанных в вышеуказанном протоколе осмотра.

 В-восьмых,  по имеющимся в деле документам в продовольственно-фуражном складе хранилось несколько ящиков с металлическими банками мясной тушенки.

Однако в ходе осмотра места происшествия на пепелище продовольственно-фуражного склада банки из под тушенки либо их останки не обнаружены. Полагаю, что металлические банки не могли полностью сгореть при пожаре. Этот вопрос ни в ходе предварительного следствия, ни судебного разбирательства не исследовался.

Суд не дал оценки обстоятельствам, тогда как  факт исчезновения банок подтверждает показания Челах о невиновности,  поскольку банки с тушенкой и другие продукты могли быть похищены напавшими на пост лицами.

 В-девятых,  при осмотре места происшествия от 31.05.2012г. на месте спального помещения казармы был обнаружен металлический предмет в виде большого гвоздодера.

В ходе допросов  на предварительном следствии Челах показал, что такого предмета на посту не видел, и в спальном  помещении его не было.

 Как указано выше, у потерпевшего Максатова А.И. обнаружены переломы затылочной кости, шейного позвонка, ребра, и  точная причина их образования не установлена. Судебно-медицинская экспертиза по идентификации «гвоздодера» как возможного орудия нанесения переломов Максатову по делу не проводилась.

 Судебно-криминалистическая экспертиза о возможном исследовании  «гвоздодера» при вскрытии дверей сейфа и шкафов, находившихся в оружейном помещении, также не проводилась.

 В-десятых, судом не дана оценка «признательным» показаниям Челаха, в которых он указывает, что производил в Акылбаева выстрелы из пистолета в спальном помещении казармы, тогда как по версии суда останки его трупа обнаружены в восточной комнате дома офицерского состава.

 Суд признал, что Челах в доме офицерского состава похитил пормоне черного цвета с надписью «Gioss» с 12000 тенге, который принадлежал контрактнику Акылбаеву Р. В то же время  суд не дал оценки этому, каким образом кошелек мог оказаться в доме офицерского состава, если Акылбаев проживал в спальном помещении казармы. Неужели Акылбаев захватил кошелек с собой, когда по описанию суда попытался скрыться от Челах, стрелявшего в этот момент в Кереева?!

 В-одинадцатых,  судом не дана оценка исчезнувшему с пограничного поста одному кавалерийскому седлу и перерезанным в конюшне веревкам, которыми привязывались лошади (установлено экспертизой).

 По показаниям Челах, когда он уходил с поста, две лошади остались привязанными в конюшне.

 Другие доводы, свидетельствующие о неправосудности приговора, в том числе об ущемлении прав Челах на личную свободу, на защиту и получение квалифицированной юридической помощи в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, недопустимости положенных в основу приговора доказательств и произвола председательствующего, будут изложены в дополнении к настоящей апелляционной жалобе после ознакомления с протоколом главного судебного разбирательства, который в форме электронного документа был представлен  защитнику только 25.12.2012 года.

 На основании всего вышеизложенного и в силу статьи 9 УПК

                                                            ПРОШУ:

 1.Признать состоявшееся судебное разбирательство по делу Челах В.В. недействительным  в связи с грубейшими нарушениями принципов уголовного процесса.

 2.Приговор Специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам от 11.12.2012г.  в отношении Челах В.В. отменить в полном объеме и уголовное преследование в отношении его прекратить.

 3.Вынести частное постановление в отношении судьи Специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам Ахметжанова Е.У. о наличии в его действиях признаков преступлений, предусмотренных статьями 308, 316, 350, 365 УК РК.

Адвокат                                             С.К.Сарсенов

 

» 26 » декабря 2012г.

cайт Казахстанского бюро по правам человека:  bureau.kz

Реклама