everyone AK 2012 (c) Arkankergen [кликабельно]

«Арканкерген от А до Че». Часть I,II,III***

Новые подробности независимого расследования по делу солдат «Арканкергена»

Совсем скоро адвокат «казахстанского Рэмбо» подаст кассационную жалобу. Первым с содержанием документа удалось ознакомиться авторам a’, дознание которых натолкнулось на новые версии случившегося. Они появятся на страницах еженедельника ADAM reader’s в пятницу 19 апреля. Сегодня вашему вниманию предыдущие материалы.

Часть I.  Кто жив, а кто мертв

«Весьма важно!» – с этой фразы началось официальное расследование. Она до сих пор стоит в верхнем левом углу доклада врио военного прокурора Талдыкорганского гарнизона Ермаханова. На следующий день постановлением госсоветника юстиции 2 класса Даулбаева была создана следственная группа. Ее члены проделали невероятную работу, но хронологию выстроят авторы a’, начавшие в те дни свое независимое расследование. Сегодня о том, почему родные неопознанных пограничников не получили компенсаций и закопали подготовленные могилы. А также вновь о возможно выживших солдатах «мертвого» погранпоста.

Челах еще будет нужен

Жирную точку в деле «Арканкергена» ставить рано. Неразгаданных тайн, вопросов без ответа осталось слишком много. Свет мог бы пролить «главный герой» ужасной трагедии Владислав Челах. Однако, как нам стало известно, он не собирается этого делать. До поры. Рядовой заявил, что не желает видеть ни журналистов, ни общественников. Даже его адвокат Сарсенов, сражающийся сегодня за свою карьеру и лицензию, а также за право апелляции в Верховный суд РК, не встречался со своим клиентом уже давно.

Солдата, якобы умертвившего личный состав целого погранпоста на казахстанско-китайской границе, все это время охраняли, словно золотовалютный резерв страны. К нему действительно не подпускали даже рядовых надзирателей. Однако, по нашим данным, в одном из пересылочных спецСИЗО Астаны в камеру к пограничнику приходили таинственные посетители. О чем они разговаривали со «смертником», приговоренным 11 декабря 2012 года к пожизненному сроку, пока неизвестно. Только после этого Влада под усиленным конвоем «убрали с глаз долой» в самое закрытое учреждение «Черный беркут», что под Костанаем. И именно тогда появилось заявление о нежелании отечественного «последователя» Чикатило общаться с прессой. Есть такое подозрение, что Челах может вновь стать участником следствия. Напомним, в первые дни после трагедии на границе наш сайт давал информацию  неких источников, что по «Арканкергену» наряду с официальным следствием ведется параллельное закрытое следствие. Если это так, то, возможно, результаты закрытого следствия показывают иную картину трагедии. Словом, утверждать, что рядовой Челах – «единственный убийца», может быть еще рано.

Двое могут быть живы

Между тем все чаще стали появляться обрывки сведений о том, что история «Арканкергена» далеко не закончена и в «удобный» момент получит совершенно неожиданный поворот. Похоже, есть силы, заинтересованные в том, чтобы так оно и случилось. Пока же напомним, откуда «может подуть ветер». Во-первых: наверняка всплывет информация о возможно выживших солдатах блокпоста. Такие данные попадали в руки авторов a’ не раз и не два. Все они тщательно перепроверялись и находили пусть косвенное, но подтверждение. Так, в селе Надеждовка сразу после ЧП на границе были замечены «чужие». Аким Акжарского сельского округа Алакольского района Турсун Чинарбек тогда заявил: «Действительно, к одной из местных жительниц «на огонек» заглядывали неизвестные. Просили поесть и растворились в ночи».

Гораздо позже свидетельство тому нашлось в материалах дела (имеющихся в редакции a’), где черным по белому описывалось проведение поисковой операции с «прикрытием тылов и подходов к населенным пунктам» в указанном районе. Тогда несколько сводных отрядов вооруженных до зубов спецназовцев искали опознанного аборигенами тех мест рядового Бекзата Амиргалиева и его спутника. Спутать именно этого пограничника с кем-либо невозможно. Об этом сообщили опытные физиономисты и профессиональные художники-портретисты. Слишком уж характерные черты лица у молодого человека. А вот кто его сопровождал, так и осталось за кадром.

Собственно, на том отчет о поиске обрывается так, как если бы кто-то спохватился и перестал выкладывать собеседнику государственную тайну. Загадка скрывается и за экспертизой неопознанных солдат. Власти даже с помощью независимых экспертов из немецкого медхолдинга «Шарите» не смогли доказать родным Дениса Рей, и Мейрхана Именова, что их сыновей больше нет в живых. Был и третий Рустем Акылбаев. Его останки специалистам Бундестага во главе с Михаэлем Тсокосом опознать удалось: «Анализ сильно обугленных останков трупа № 13 выявил последовательные полиморфизмы…, которые указывают на проанализированный анализ крови солдата Акылбаева. Тем самым, «не исключено» то, что в случае сильно обугленных останков трупа 13 речь идет о солдате Акылбаеве».

Немцы знакомы казахстанцам по экспертизе останков якобы убитых членами ОПГ Рахата Алиева топ-менеджеров Нур-Банка Хасенова и Тимралиева. Эта история также набирает обороты и будет отражена на наших страницах. Трагедия «Арканкергена» не закончена еще и потому, что, по утверждению адвоката Сарсенова, в материалах дела обозначены останки еще нескольких тел, но об этом и следствие, и суд как-то стыдливо промолчали. Разве это были не люди, разве они не достойны опознания, разве у них нет родных, которые наверняка уже их разыскивают? Как это объяснит власть?

Могилу закопали, крест сожгли

Но вернемся к родным тех, чьи останки исследовались, но не были опознаны. До родителей рядового Именова дозвониться не удалось, а Татьяна Рей оказалась дома. Совершенно одна. Старшие дети живут своей отдельной жизнью. По мере возможности навещают, выплакавшую все слезы мать. Более не приходит никто. Не было, по ее словам, ни представителей властей с положенным госпособием, не появлялись сотрудники акимата, отрапортовавшие областному начальству о том, что «активно помогают женщине дровами на зиму, углем».

tatyana_rei– Я как тогда стояла на своем, так и сейчас стою. Не верю, что та кучка пепла – это мой сын. Его не опознали, значит, он до сих пор без вести пропавший… Мне прислали документы экспертизы этой из «Шарите». Было интересно, дадут ли по ним справку о смерти. Мне сказали, что это «филькина грамота». Рекомендовали обратиться в суд и там добиваться признания того, что моего сына нет в живых. Вы представляете себе? Даже если на то пошло, я это должна делать? Нет.

Досадно, что все эти представители власти бегали за нами перед судом по Владу Челаху. Чуть ли не каждый день пороги обивали. А после, будто в воду канули. Который месяц уже ни единой души.

Правда, однажды приехал КНБшник из Павлодара и привез два миллиона тенге. Я не хотела брать. Но он сказал, что это пограничники собрали мне на лекарства.

Могилу, кстати, зарыли назад, а крест приготовленный, который стоял в сарае, я отдала, попросила разломать его и сжечь.

Сквозь слезы Татьяна рассказывает о постоянно меняющемся давлении, вызывающем головные боли, про тоску и одиночество, но и о надежде. Ежедневно она просматривает десятки страниц, выискивая такие же обрывки информации, поддерживающие ее веру. Тем и живет. Другие родственники погибших на «Арканкергене» в конце мая 2012 года, кажется, уже смирились с горькой утратой. Не звучат уже настойчивые требования об эксгумации захороненных в цинковых гробах останков, о независимой экспертизе, возможно, способной дать новый виток делу о массовой бойне на погранпосту, либо снять некоторые подозрения.

Сомнения остаются и их немало. Очевидно одно. Владислав Челах – ценный кадр, за жизнь которого не просто переживают, но чрезмерно беспокоятся некие таинственные силы. Авторы a’ продолжают начатое 10 месяцев назад собственное независимое расследование, пожалуй, самого громкого и неоднозначного в Казахстане дела солдат «Арканкергена». И нам есть, что сказать и добавить.

Журнал ADAM: №2

Часть II. Железное алиби Челаха

Жарче, чем у Шекспира разгорались страсти до и во время суда над предполагаемым киллером 14 солдат временного погранпоста и егеря. Но не в зале талдыкурганского городского филиала Фемиды, а вне, включая виртуальное пространство. Среди сотен тысяч человек были те, кто в числе прочих задавался вопросом, кем был Влад Челах: дежурным на «Арканкергене» или часовым. Только в одном этом ответе скрыт главный вывод: виновен рядовой либо его сделали таковым. Сегодня новый поворот, стремительно возвращающий кровавую историю в самое ее начало.

Вспять невозможно повернуть реку, но не историю. Кровавые события тем более требуют неоднократного возвращения к ним. Понять суть трагедий, извлечь уроки на будущее, оправдать невиновных, найти и наказать истинных преступников – все это скрыто в эпицентре каждого ЧП. Есть оно и в драме «Арканкергена», ставшего братской могилой для 14 пограничников и сторожа частного охотхозяйства «Тастау-S». Власть «по горячим следам» расформировала личный состав прямого руководства временного поста на казахстано-китайской границе. Еще позже погранслужбе Казахстана и вовсе «отсекли голову». Представители высшего командования разбились в авиакатастрофе под Шымкентом.

В конце мая – начале июня 2012 года был взят под стражу командир заставы «Сары-Боктер» Алексей Фомин. Он якобы знал и ведал обо всем, что происходит там, наверху, куда регулярно летают VIP-вертолеты с иностранными и отечественными охотниками на борту. Офицер, по данным авторов a’, действительно был осведомлен о многом. Это спасло жизнь ему и подчиненным, которые должны были в часы кровавой развязки оказаться на подступах к «Арканкергену». Фомин, как опытный и прозорливый командир, своих людей подставить не смог, но не успел предупредить друга – погибшего Алтынбека Кереева, немногим ранее возглавившего горный пост. Об этом сегодня в кулуарных беседах заявляют хранители госграниц.

Арест офицера, впрочем, не оправдывал главной цели – успокоить собственный народ и соседей по планете. Власти срочно требовался массовый убийца. Лучше, если он признается во всем, сняв с Акорды и ее недругов все ненужные подозрения. Таким стал 19-летний Владислав Челах – идеальный зубодробительный антигерой. Грек по национальности вырос в бандитском районе Караганды, в родне тут же обнаружились зэки – образцовая легенда для прикрытия. Оставалось лишь подрихтовать детали, научить парня нескольким шпионским приемам и вот он нью-Чикатило казахстанского замеса готов.

Не истязатели, но герои

Великолепие театра одного актера сломало банальное тщеславие отдельных персонажей акординской массовки. Каждому хотелось поучаствовать в грандиозной постановке, пожать свои низменные дивиденды на крови солдат. Министры, их заместители, бывший директор пограничной службы КНБ РК Нуржан Мырзалиев соревновались в краснобайстве. Последний и вовсе не имел права на комментарии ни как офицер, ни как отец, ни тем паче, как главный командир погранцов.

Второй и третьей силой стали родственники солдат и общественники, которых поддержала власть четвертая – пресса. Этот массив умело выстраивал волнорезы на пути цунами манипуляций общественного сознания. Сегодня, спустя несколько месяцев после трагедии, можно смело заявить: информационную войну власть проиграла всухую. Сомневающихся в невиновности Челаха гораздо больше, чем оппонентов. Не спасли ни проверенные временем авторы, ни целые редакции. Их авторитета не хватило, чтобы переломить народное мнение.

Между тем трагедия не забыта, как этого хотелось бы официальной Астане. Активисты перешли в контрнаступление. Одни собирают подписи в поддержку Владислава Челаха, а по идее, для радикального пересмотра дела солдат «Арканкергена». Ведь их роль в сей «казни египетской» до конца не выяснена. С stambekov_левого берега Ишима были слышны выкрики: «дедовщина, на национальной почве, бардак в погранслужбе» и тому подобный бред. Но только не успевший порулить ПС КНБ РК полковник Турганбек Стамбеков, отводя в сторону глаза, отправился вместе с родителями солдат устанавливать памятник погибшим сарбазам.

Есть мнение, что погибший офицер как никто желал докопаться до истины. Однако не успел, разбился вместе с супругой и подчиненными под Шымкентом. Эти же источники без диктофона утверждают, что Стамбекову было известно все до мельчайших деталей. Полковник, дескать, имел неосторожность ходатайствовать о государственных наградах героям границы. Разумеется, случись такое, возникло бы еще больше вопросов. Ведь «истязателям сослуживца» ордена не положены. Был и еще один момент, на который намекнули авторам a’, Турганбек Мухаметкалиевич дал негласное распоряжение следить за тем, чтобы с Влада Челаха не упал ни один волосок. Якобы на обвиняемого солдата готовились совершить серию покушений. Оттуда и слухи о нескольких самоубийствах.

Не Чикатило, но Челах

Влада требовалось упечь надолго и в самую глухую тюрьму, куда посторонним лицам вход категорически заказан. Так и вышло. Об этом говорили источники a’ аккурат перед началом судебного процесса в Талдыкорганском городском филиале Фемиды. Пока там разворачивался свой спектакль, вокруг бушевали страсти. Эксперты, бывалые и просто думающие люди перебирали детали, обнаруживали новые нестыковки в шитом белыми нитями обвинительном заключении. Колоссальную работу проделал один из комментаторов медиасайта guljan.org, закрытого по известным причинам. «Басмач», как он себя назвал, выложил в сети начало своей трилогии «Загадки Арканкергена». 76 страниц машинописного текста, сдобренного фотографиями, выдержками из материалов дела, схемами с места происшествия, собственными версиями.

По сути, работа «Басмача», в прошлом «солдата удачи», прошедшего горнило Афганистана, – это еще одно независимое расследование. Объективно оно хотя бы потому, что денег за потраченные усилия и время мужчина не брал. На голом энтузиазме, фактически круглосуточно он сводил факты и детали воедино – так, что получилась более-менее завершенная картина. Первая ее часть. Впрочем, авторам a’, ведущим свои «раскопки» с самых первых дней бойни на погранпосту, есть чем дополнить материалы независимого Пинкертона.

Железное алиби у рядового Челаха есть. Оно четко прослеживается в материалах дела, уликах, собранных следственно-оперативной группой под руководством помощника главного военного прокурора РК Самата Сырлыбаева. Теперь внимание.

Первый допрос рядового Челаха. Шестой лист. Цитируем: «В ночь с 27 на 28 мая 2012 года я заступил в наряд часовым по заставе, в период времени с 04.00 до 08.00. Непосредственно я сменил ефрейтора Мукашева. Дежурным по заставе был рядовой Аганасов, который меня вооружил подсумком с двумя магазинами, личным автоматом АКС № 650556, фонариком и радиостанцией. Боеприпасы мне не выдавали. Когда нас вооружали, колодка с патронами не выдавалась. Автоматы стояли в деревянных пирамидах в комнате хранения оружия в левом дальнем углу, при условии, если входить в комнату (данное место мною обозначено на схеме). С момента прибытия на временный пост боеприпасы никогда не выдавались, просто не давали. Боеприпасы выдавали только на дальние наряды, и то только контрактникам.

Какие наряды планировались с 27 на 28 мая 2012 года, я не знаю, это должен знать дежурный».

Часовой, а не дежурный. Это кардинально меняет расстановку на игровом поле. Это и есть ответ на главный вопрос: «Мог ли Челах быть убийцей»? Нет, потому как доступа к оружию, не считая своего бесполезного, незаряженного автомата, он в тот день не имел. Разумеется, опираться только на эти показания главного подозреваемого было бы глупо. Их требовалось перепроверить, чего сделано не было. Однако следуем по хронологии дальше.

«28 мая 2012 года примерно в 5 часов утра, я увидел выбегающего с казарменного положения рядового Аганасова, который бежал в моем направлении. Выбежал он со входа с восточной стороны и побежал в сторону туалетов, где я примерно находился. Время суток было – светало, то есть я видел, кто бежит в мою сторону, его лицо. Он был одет в камуфлированную одежду, поверх которой был бушлат, так как ночью холодно. Когда он бежал, у него вроде бы автомата не было, но подсумок с магазинами был. Аганасов в этот момент кричал: «Бежим, на нас напали!».

Позже осмотр тела рядового Аганасова показал, что он лежал лицом вниз, а под ним были обнаружены именно два магазина. Такое возможно, если бы пограничник нес дежурство по посту, но никак не обходил рубежи в качестве часового. Следовательно, у Челаха ключей от комнаты с боеприпасами, а также от сейфов не было, завладеть оружием он никак не мог и уж тем паче расстрелять тех, кто остался у него за спиной. Солдат бежал не оглядываясь, опасаясь за свою жизнь. Он не был готов к такому сценарию несения службы в мирное время. Он банально испугался и даже струсил.

Фонарь, подсумок, рация

Все же вернемся к другим показаниям Владислава, которые он дал позже в ходе бесчисленных ночных допросов. Как это было, вероятно, и сам Челах не помнит детально. Однако все зафиксировано в материалах дела солдат «Арканкергена». Что было бы, будь казахстанский Рэмбо не часовым, а дежурным? Тогда у трупа рядового Аганасова обнаружили бы один магазин, радиостанцию и фонарь. Эти пограничные атрибуты выдавались в наряд по уставу. Отсутствие патронов у солдат легко объяснимо, но не о том сегодня разговор.

Итак: ни фонаря, ни рации у тела подле реки найдено не было. А ведь Челах в ходе дополнительного допроса 06.06.2012 года твердил уже о том, что это он снаряжал в дозор сослуживца, оскорбившего его и ставшего катализатором кровавой бойни. В талдыкорганском городском суде ни один из архисомнительных фактов не был доказан по всем законам жанра: неопровержимыми уликами, показаниями свидетелей, экспертизами. Отнюдь. Даже наоборот, отечественные шпики словно бы специально «наследили», оставили торчащие нити, потянув за которые распутается весь клубок. Это и очевидная подмена стреляных гильз, и останки четверых неизвестных, и многое другое, к чему мы обязательно вернемся.

Кстати, совсем скоро свои дополнения, как обычно, на-гора выдаст бывший опер «убойных» отделов, все еще защитник Владислава Челаха Серик Сарсенов. Он все еще готовит кассационную жалобу в Верховный суд.

Следите за нашими публикациями, и вы первыми узнаете эксклюзивные подробности дела солдат «Арканкергена».

Журнал ADAM: №3


Часть III. Челах – агент Комитета национальной безопасности Казахстана?

Хироманты на страже спокойствия Казахстана еще не стояли. Будут. На днях родственников погибших пограничников и защитника «казахстанского Рэмбо» Сарсенова пригласили на «самый народный» телеканал. Там некая российская предсказательница должна еще раз «принародно» убедить всех в виновности Челаха, в невозможности воскресить неопознанных солдат мертвой заставы, да в чем угодно. Главное, чтобы никто более не задавал главного вопроса: кто устроил кровавую бойню на «Арканкергене» и какова роль осужденного солдата в произошедшем?

Вряд ли эзотерик по линиям на руках матерей и отцов погибших или до сих пор числящихся пропавшими без вести пограничников сможет ответить на бесчисленные вопросы по делу гибели солдат «Арканкергена». Все это больше напоминает гнусный фарс на крови. В нем в последний момент отказался участвовать Серик Сарсенов, защитник Владислава Челаха. Однако некоторые родственники солдат решили приехать. Значит, в них еще теплится надежда узнать всю правду о страшной смерти их сыновей. Напомним, солдат временного погранпоста «Арканкерген» в конце мая прошлого года убили, а после до неузнаваемости сожги. Так что казахстанским экспертам с первой попытки не удалось опознать останки как минимум троих. Вторую попытку предприняли немецкие специалисты из клиники «Шаритэ». И тоже тщетно.

Затем был суд. Единственный живой солдат в условиях строжайшей секретности был этапирован за тысячи километров в колонию для пожизненных сидельцев «Черный беркут», что под Костанаем. Оттуда не сбежать, как не войти туда и посторонним, в первую очередь журналистам. Там, по официальным данным, до конца дней своих будет сидеть массовый убийца, а по другим данным, несостоявшийся агент КНБ РК Владислав Челах. Хотя источники a’ не исключают, что партия «Чикатило» в погонах целиком не сыграна. Именно потому еще жив рядовой – носитель чудовищной тайны, но даже он не знает всего от первой до последней страницы. Об этом, кстати, прямо и без утайки говорил его адвокат Серик Сарсенов.

Агент КНБ РК «Че»

Шпионство Челаха – такая же состоятельная версия, как и остальные. С той лишь разницей, что она всегда была на поверхности, к ней было проще всего подобраться и, потянув за ниточки, распутать добрую половину клубка. А намотано вокруг дела солдат «Арканкергена» от каждого казахстанского надзорно-правоохранительного ведомства будь здоров. Каждый официальный представитель в начале расследования пытался вставить свои пять тиын, что еще больше спутывало карты кукловодов – сотрудников КНБ РК. Они дергали за веревочки, понуждая кукол выполнять замысловатые «па», плясать под «комитетовскую» дудку и даже дурачиться, как это было с Челахом в камере СИЗО, где он якобы рассказывал сокамернику небылицы.

Похоже, Владислав так вжился в роль, что уже не мыслил себя без нее. Тщеславие, дурацкий романтизм, но и, возможно, страх – все это двигало юнцом в погонах. О его подростковых мечтах, характере известно многое. Парень вырос в не самом благополучном районе суровой шахтерской Караганды. Там, где ежедневно требовалось доказывать право на существование, а оттого либо закалялся нрав, либо вырабатывались комплексы неполноценности. Независимые психологи очень точно описали психотип Влада: «слишком мягок, податлив, читается страх в глазах». Лучшего кандидата для впутывания в стремительно заплетающуюся на глазах изумленной публики паутину и не подобрать.

Единственный штрих, не позволяющий до конца разгадать страшную тайну, – это истинное место пребывания Владислава Челаха в мае 2012 года. О том, что парень находился в предместьях приграничного Ушарала – факт. Но служил ли он хоть сутки на «Арканкергене» или все-таки отлеживался в госпитале после операции по удалению аппендицита, вопрос открытый. По документам уголовного дела, имеющимся у авторов a’, «казахстанский Рэмбо» был-таки включен в список группы для отправки на временный погранпост. Даже если это так, мог ли Владислав ходить в дозоры, дежурить на погранпосту, вместо того чтобы чистить картошку на «камбузе», как это обычно прописывают медики в восстановительные периоды?

Написанная «легенда»

Как бы то ни было, «агента Че» взяли в оборот и навязали ему роль массового убийцы, с которой он успешно справлялся до поры. Больше того, мундир «штирлица» рядовому нравился больше, чем пограничный китель. Преференции сыпались как из рога изобилия. Его вкусно и до отвала кормили, обещали баснословное вознаграждение, медаль, а возможно, и звание «Халык Кахарманы». Отчасти этим объясняется столь неадекватное, на первый взгляд, поведение Челаха в «желтом доме», где он проходил экспертизу. Всего за месяц худенького солдатика откормили, внушили ему уверенность в себе. Таким – «нагловатым, отъевшимся» – Влада увидели миллионы зрителей в эфире телеканала КТК.

Вернемся, однако, в прошлое. Будь рядовой Челах в госпитале, вряд ли его «вербовка» осталась бы незамеченной. Значит, он все-таки попал на «Арканкерген» и стал свидетелем ужасных событий, точнее, сбежавшим от них, покинувшим «поле боя».

Страх – великая сила, способная сделать из человека зверя, в мгновение ока преодолевающего немыслимые преграды. Страх гонит лучше любого допинга. Именно страх помог тогда еще 19-летнему парню остаться единственным из 15 пограничников и сторожа частного охотхозяйства «Тастау-S». Страх стал последним психологическим гвоздем, забитым в сознание Челаха опытными кукловодами. Они воспользовались слабостью и комплексами молодого человека. Это, по словам независимых экспертов, несложно. Кнутом и пряниками его вынудили всего лишь подыграть, пока лучшие следователи и опера не найдут настоящих убийц его сослуживцев и егеря.

Последних, к слову, искали, но только первые дни. После выяснилось нечто, что сломало не только разыгранный спектакль, но и предрешило дальнейшую судьбу «казахстанского Рэмбо». Его уже не кормили обещаниями, его использовали до «последнего патрона», так же как отстреливались солдаты «Арканкергена». О том, что там был бой – сомнений не возникает, стоит лишь внимательно изучить материалы дела. То, что в горах погибли не только казахстанские пограничники, но и чужие, – это тоже факт. Иначе откуда могли взяться останки четверых неопознанных трупов под кроватями в разных комнатах дома офицерского состава. Их впоследствии объединили в «один труп». Откуда взялись обгоревшие человеческие кости в продуктовом складе и в столовой? Это в талдыкорганском городском суде следователи, эксперты, прокуроры, да и сам Челах умолчали.

Последнее соло Сарсенова

Молчать не будет адвокат Челаха Серик Сарсенов. Как писали авторы a’, он подготовил 68-страничную кассационную жалобу, где расписал все до мельчайших деталей. Он заострил внимание на найденных в доме офицеров обгоревшем автоматном рожке и донышке от патрона сигнального пистолета. Эти вещи никак не могли оказаться под кроватью капитана Кереева – погибшего на боевом посту командира «Арканкергена». Бывалые спецназовцы утверждают, что разбросанные всюду боеприпасы говорят лишь об одном – на погранпосту был бой и Владислав Челах вряд ли принимал в нем участие. Будь так, на его руках, одежде остались бы следы пороха, чего найдено не было. Да и вел бы он сейчас себя иначе. Это трудно объяснить, но специалистами легко читается по поведению, повадкам человека, прошедшего через «людскую мясорубку».

Так в какой момент «агент Че» понял, что его кураторы отыграли вспять? Судя по всему, аккурат перед судом. Этим можно объяснить агрессивное поведение бывшего пограничника на процессе. Он нервничал, поскольку начал понимать, что предъявляемое обвинение в массовом убийстве 15 человек уже не игра, и вручать за это медаль ему никто не собирается. Действительно, у Влада не было никаких гарантий. С агентами трудовых договоров не заключают. На то они и тайные. Поэтому тогда в талдыкорганском городском суде Челах стал огрызаться, бросаться с упреками на прокуроров, судью Ахметжанова, своих конвоиров. Ему важно было привлечь к себе максимальное внимание. Но как это сделать без ущерба для себя, мог подсказать только один человек – его адвокат Серик Сарсенов. Вероятно, он так и сделал.

Был ли в том умысел адвокатов признать своего подзащитного умалишенным, чтобы его освободили от повинности по состоянию здоровья, предварительно пролечив в спецстационаре? Вряд ли. Скорее, на такой шаг сторона защиты решилась от отчаяния, так как ни один довод в суде не принимался, ходатайства отклонялись, и оставалась лишь последняя надежда на международное бюро по правам человека ООН.

Между тем сторона обвинения потирала руки, сделав свое темное и, надо признать, гуманное дело. Ведь казахстанского последователя «Брейвика» не расстреляли, заменив «вышку» на пожизненное заключение. Все постарались забыть эту историю, как дурной сон, кроме, пожалуй, самого Челаха, его родных, матерей и отцов погибших пограничников и самого общества, не нашедшего ответов на многочисленные вопросы.

Возрождение «агента Че»

Теперь становится понятно, почему «самый объективный рупор власти» вновь решил поднять тему «Арканкергена». Но в состоянии ли известный российский хиромант убедить общественность в официальной позиции по ЧП на «Арканкергене»? Не думается. Полагаем, у этого намерения подогреть тему есть и второе дно.

Как написал один из комментаторов медиасайта nuradam.kz: «В свете предстоящей подачи кассационной жалобы Сарсеновым изменения в раскладе сил на властном олимпе, расследовании крушения самолета специалистами из-за океана, незавершенного расследования якобы самострела генерала Есетова и много другого наталкивает на мысль, что телевизионщики опять хотят настроить общественное мнение в пользу кого-то. Есть информация, что китайскими спутниками зафиксированы все события тех дней и об этом сразу было передано сиятельному. Большая игра продолжается, господа!».

Таким образом, выходит, что «агент Че», обладающий страшной тайной, не был брошен своими кураторами в подземелье, а всего лишь был «временно отстранен» от большой игры. Значит, совсем скоро он пригодится. Следите за нашими публикациями, и вы первыми узнаете эксклюзивные подробности дела солдат «Арканкергена».

Сергей Тонких

Журнал ADAM: №5

nuradam.kz

Реклама